November 6th, 2014

Пресвятая Богородица. Фрагмент фрески монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1321 года.

Пресвятая Богородица. Фрагмент фрески монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1321 года.


Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою; благословена Ты в женах и благословен Плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших.

Христос Пантократор и Небесная Литургия. Фреска монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1321 года

Христос Пантократор и Небесная Литургия. Фреска монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1321 года.

Лик Спасителя. Фреска монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1321 года.

Небесная Литургия. Фреска монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1321 года. Фрагмент.

Небесная Литургия. Фреска монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1321 года. Фрагмент.

Небесная Литургия. Фреска монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1321 года. Фрагмент.

Небесная Литургия. Фреска монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1321 года. Фрагмент.

Небесная Литургия. Фреска монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1321 года. Фрагмент.

Фресковое убранство купола церкви Успения Пресвятой Богородицы монастыря Грачаница (1319-1321 гг.) включает хорошо сохранившуюся сцену Небесной Литургии, окружающую медальон с образом Христа Пантократора, роль Которого здесь осмысливается, в отличие от предшествующих изображений, уже в сугубо литургическом ключе. [Spoiler (click to open)]
Сербское храмовое искусство, всегда склонное к конкретному и деятельному мышлению, по-своему интерпретировало популярную в византийском мире того времени идею взаимосвязи земной и Небесной Литургий, что выразилось в достоверности изображения действий и принадлежностей Ангельского служения, заимствованных из реального литургического обряда.
Десять Ангелов-диаконов, несущих Честные Дары в потире и дискосе и рипиды, приближаются с двух сторон к честной трапезе, где их встречают еще два Ангела, с кадилом и дарохранительницей-сионом в руках, образы которых напоминали о троекратном каждении Даров священником при поставлении их на святой престол с произнесением слов: "Ублажи, Господи! Благоволением Твоим Сиона…". Под именем Сиона в данном случае, по словам И. Дмитриевского, "разумеется Церковь, верующая во Христа".
Особенностью композиции является изображение Христа-Агнца на престоле, пришедшее в иконографию Небесной Литургии из алтарной сцены "Службы Святых Отцов", где он представлял собой символ Христовой Жертвы, принесенной за спасение людей на земле. Перенесением Агнца из алтарной композиции в подкупольное пространство, в небесный обряд, составители иконографической программы - сербские богословы первой половины XIV в. - подчеркивали мысль о единстве Церкви воинствующей и Церкви торжествующей.
Отрока-Жертву окружает с обеих сторон сонм Архангелов, по жесту рук и позам тел которых видно, что они только что положили Господа на престол "во образ погребения" и отходят в страхе и трепете, давая простор совершению Божественной воли.
Сзади святую трапезу с предлежащими Дарами охраняет литургический "Серафимо-Херувим", держащий в руках прямоугольной формы рипиды с изображениями шестокрылов. Глубокое знание иконописцами богослужебных текстов и сознательное стремление создать художественные образы, наиболее адекватные словесным образам главных молитв Литургии, привело к сущностному слиянию Серафима и Херувима в один собирательный литургический образ Небесных сил, основанный на благодарственной молитве из литургии Иоанна Златоуста: "аще и предстоят Тебе тысящи Архангелов и тмы Ангелов, Херувимы и Серафимы, шестокрылатии, многоочитии, возвышающиися, пернатии, победную песнь поюще <…> : Свят, Свят, Свят, Господь Бог Саваоф …".

Васильева А. В.

Святые мученики Маркиан и Мартирий Константинопольские.

Фрески XVI века в монастыре Дионисиат на Святой Горе Афон. Иконописец Тзортзи (Зорзис) Фука.

Святой мученик Маркиан Константинопольский. Фреска XVI века в монастыре Дионисиат на Святой Горе Афон. Иконописец Тзортзи (Зорзис) Фука.

Святой мученик Маркиан Константинопольский. Фреска XVI века в монастыре Дионисиат на Святой Горе Афон. Иконописец Тзортзи (Зорзис) Фука.

Святой мученик Маркиан.


Святой мученик Мартирий Константинопольский. Фреска XVI века в монастыре Дионисиат на Святой Горе Афон. Иконописец Тзортзи (Зорзис) Фука.

Святой мученик Мартирий Константинопольский. Фреска XVI века в монастыре Дионисиат на Святой Горе Афон. Иконописец Тзортзи (Зорзис) Фука.

Святой мученик Мартирий.


Святые мученики Маркиан и Мартирий служили в Константинопольском соборе. Маркиан был чтецом, а Мартирий иподиаконом; оба они несли также послушание в качестве нотариев, то есть секретарей, Святого Патриарха Павла Исповедника. Еретики-ариане изгнали и тайно казнили праведного Патриарха Павла (он был задушен собственным омофором), а кафедра его была передана еретику Македонию. Еретики пытались привлечь святых Маркиана и Мартирия на свою сторону лестью, предлагали золото, обещали архиерейские кафедры. Но все усилия ариан были тщетны.
Тогда нечестивцы угрожали опорочить их перед императором, запугивали пытками и смертью. Но святые твердо исповедовали Православие, завещанное Отцами Церкви. Маркиан и Мартирий были приговорены к смерти. Перед смертью мученики вознесли ко Господу горячую молитву: "Господи Боже, создавший невидимо сердца наши, устрояющий все дела наши, приими с миром души рабов Твоих, ибо мы умерщвляемся за Тебя и вменились как овцы заколения (Пс. 32, 15; 43, 23). Мы радуемся, что такой смертью исходим из сей жизни ради Твоего Имени. Сподоби же нас быть причастниками вечной жизни у Тебя, Источника жизни". После молитвы мученики с тихой радостью преклонили главы под мечи палачей (около 355 года). Святые тела их были благоговейно погребены православными христианами. Позднее, по указанию Святого Иоанна Златоуста, Патриарха Константинопольского, мощи святых мучеников были перенесены в специально построенную церковь. От многих недугов исцелялись здесь верующие по молитвам святых, во славу Единой Живоначальной Троицы.

Рождество Пресвятой Богородицы, со сценами жития. Начало XVIII века. Кострома.

Из церкви Рождества Богородицы села Пречистое Любимского района Ярославской области.

Рождество Пресвятой Богородицы, со сценами жития. Начало XVIII века. Кострома. Из церкви Рождества Богородицы села Пречистое Любимского района Ярославской области.

Когда приблизилось время родиться Спасителю мира, в галилейском городе Назарете жил потомок царя Давида Иоаким с женой своей Анной. Оба они были люди благочестивые и известные не своим царским происхождением, а смирением и милосердием. Вся их жизнь была проникнута любовью к Богу и людям. Они дожили до глубокой старости, а детей не имели. Это очень огорчало их. Но, несмотря на свою старость, они не переставали просить у Бога, чтобы Он послал им дитя. Они дали обет - если у них родится младенец, посвятить его на служение Богу.[Spoiler (click to open)]
В то время каждый еврей надеялся через своё потомство быть участником в царстве Мессии, то есть Христа Спасителя. Поэтому каждый еврей, не имеющий детей, был в презрении у других, так как это считалось великим наказанием Божиим за грехи. Особенно тяжело было Иоакиму как потомку царя Давида, потому что, по пророчеству, в его роде должен был родиться Христос.
За терпение, великую веру и любовь к Богу и друг ко другу Господь послал Иоакиму и Анне великую радость. Под конец их жизни у них родилась Дочь. По указанию Ангела Божия Ей было дано имя Мария, что означает по-еврейски "Госпожа", "Надежда".
Рождение Марии принесло радость не только Её родителям, но и всему человечеству, потому что Она была предназначена Богом быть Матерью Сына Божия, Спасителя мира, Господа Иисуса Христа.
Рождество Пресвятой Богородицы празднуется Святой Православной Церковью как один из великих праздников 8 сентября (21 сентября по новому стилю).
Когда Деве Марии исполнилось три года, святые Иоаким и Анна во исполнение своего обета привели Её в Иерусалимский храм на служение Богу. Там Мария прожила до 14 лет, когда Она была обручена священниками Своему дальнему родственнику Иосифу, восьмидесятилетнему старцу, чтобы он заботился о Ней и охранял Её девство. В дальнейшем Дева Мария стала Матерью Господа нашего Иисуса Христа.

Отвержение даров. Фрагмент иконы.

Отвержение даров. Фрагмент иконы.

В двенадцати коленах Израиля был некто Иоаким, очень богатый человек, который приносил двойные дары Богу, говоря: Пусть будет от богатства моего всему народу, а мне в отпущение в умилостивление Господу. Наступил великий день Господень, когда сыны Израиля приносили свои дары. И выступил против него (Иоакима) Рувим, сказав: Нельзя тебе приносить дары первому, ибо ты не создал потомства Израилю. И огорчился очень Иоаким, и стал смотреть родословную двенадцати племен народа, говоря: поищу в двенадцати коленах Израиля, не я ли один не дал потомства Израилю. И исследовав, выяснил, что все праведники оставили потомство Израилю. Вспомнил он и об Аврааме, как в его последние дни Бог даровал ему сына Исаака. И столь горько стало Иоакиму, и не пошел он к жене своей, а ушел в пустыню, поставил там свою палатку и постился сорок дней и сорок ночей, говоря: не войду ни для еды, ни для питья, пока не снизойдет ко мне Господь, и будет мне едою и питьем молитва.

Протоевангелие Иакова.


Господь Саваоф и благовестие Иоакиму и Анне. Фрагмент иконы.

Господь Саваоф и благовестие Иоакиму и Анне. Фрагмент иконы.

А жена его (Иоакима) Анна плакала плачем и рыданием рыдала, говоря: оплачу мое вдовство, оплачу мою бездетность. Но вот настал великий день Господень, и сказала ей Юдифь, служанка ее: До каких пор будешь ты терзать душу свою? Ведь настал великий день Господень, и нельзя тебе плакать. Возьми головную повязку, которую мне дала госпожа за работу: не подобает мне носить ее, ибо я слуга, а повязка несет знак царственности, Анна ответила: отойди от меня, не буду я этого делать: Господь унизил меня. Не соблазнитель ли внушил тебе прийти, чтобы и я совершила грех вместе с тобою? И ответила Юдифь: Зачем я буду тебя уговаривать? Господь закрыл твое лоно, чтобы у тебя не было потомства в Израиле. И огорчилась очень Анна, но сняла свои одежды, украсила свою голову, надела одежды брачные и пошла в сад, гуляя около девятого часа, и увидела лавр, и села под ним и начала молиться Господу, говоря: Бог моих отцов, благослови меня и внемли молитве моей, как благословил ты Сарру и дал ей сына Исаака.
И, подняв глаза к небу, увидела на дереве гнездо воробья и стала плакать, говоря: Горе мне, кто породил меня? Какое лоно произвело меня на свет? Ибо я стала проклятием у сынов Израиля, и с осмеянием меня отторгли от храма. Горе мне, кому я подобна? Не подобна я птицам небесным, ибо и птицы небесные имеют потомство у тебя, Господи. Не подобна я и тварям бессловесным, ибо и твари бессловесные имеют потомство у тебя. Господи. Не подобна я и водам этим, ибо и воды приносят плоды у тебя. Господи. Горе мне, кому подобна я? Не подобна я и земле, ибо земля приносит по поре плоды и благословляет тебя, Господи.
И тогда предстал пред ней ангел Господень и сказал: Анна, Анна, Господь внял молитве твоей, ты зачнешь и родишь, и о потомстве твоем будут говорить во всем мире. И Анна сказала: Жив Господь Бог мой! Если я рожу дитя мужского или женского пола, отдам его в дар Господу моему, и оно будет служить Ему всю свою жизнь. И пришли вестника два и сказали ей: муж твой, Иоаким, идет со своими стадами: ибо ангел явился к нему и возвестил: Иоаким, Иоаким, Бог внял молитве твоей. Иди отсюда, ибо жена твоя Анна зачнет во чреве своем. И пошел Иоаким, и приказал пастухам своим, сказав: приведите десять чистых без пятен агниц, будут они для Господа Бога моего, и приведите мне двенадцать молодых телят, и будут они для жрецов и старейшин, и сто козлят для всего народа. И вот Иоаким подошел со своими стадами, и Анна, стоявшая у ворот, увидела Иоакима идущего, и, подбежав, обняла его, и сказала: Знаю теперь, что Господь благословил меня: будучи вдовою, я теперь не вдова, будучи бесплодною, я теперь зачну! И Иоаким в тот день обрел покой в своем доме.

Протоевангелие Иакова.


Рождество Пресвятой Богородицы. Фрагмент иконы.

Рождество Пресвятой Богородицы. Фрагмент иконы.

Утром он (Иоаким) понес свои дары, говоря: Если Господь смилостивился ко мне, то золотая пластина жреца покажет мне. И принес Иоаким свои дары, и смотрел пристально на пластину, подошедши к жертвеннику Господню, и не увидел греха в себе. И сказал Иоаким: теперь я знаю, что Господь смилостивился ко мне и отпустил мне все грехи, и вышел из храма, оправданный, и пошел в дом свой. Между тем прошли положенные ей месяцы, и Анна в девятый месяц родила и спросила повивальную бабку: кого я родила? Ответила та: Дочь. И сказала Анна: возвысилась душа моя в этот день, и положила дочь. По прошествии дней Анна поправилась, и дала грудь Ребенку, и назвала Ее Мария.

Протоевангелие Иакова.


Благословение трёх иереев. Фрагмент иконы.

Благословение трёх иереев. Фрагмент иконы.

Изо дня в день крепло Дитя, и, когда Ей исполнилось шесть месяцев, поставила Ее мать на землю, чтобы попробовать, сможет ли она стоять, и она, пройдя семь шагов, вернулась к матери. Мать взяла Ее на руки и сказала: Жив Господь Бог мой, Ты не будешь ходить по этой земле, пока я не введу Тебя в храм Господень. И устроили особое место в спальне Дочери, и запрещено было туда вносить что-либо нечистое, и призвала (Анна) непорочных дочерей иудейских, чтобы они ухаживали за Нею. Когда исполнился Девочке год, Иоаким устроил большой пир и созвал жрецов, книжников и старейшин и весь народ Израильский. И принес свою Дочь жрецам, и те благословили Ее, сказав: Бог отцов наших, благослови это Дитя и дай имя славное во всех родах. И сказал народ: Да будет так! И затем поднес Ее к первосвященникам, и они благословили Ее, сказав: Бог Всевышний, снизойди к Ребенку сему и дай высшее и непреходящее благословение.
И взяла Ее мать в чистое (святое) место в спальне и дала Ей грудь. И воспела Анна песнь Господу, говоря: Воспою песнь Господу, ибо Он снизошел ко мне, и избавил меня от поношений моих врагов, и даровал мне плод справедливости Своей, единственный и столь многим обладающий перед глазами Его. Кто сообщит сынам Рувима, что Анна кормит грудью? Слушайте, слушайте, двенадцать колен Израиля, Анна кормит грудью! Когда пир кончился, гости разошлись, радуясь и вознося хвалу Богу Израиля.

Протоевангелие Иакова.


Принесение во храм. Фрагмент иконы.

Принесение во храм. Фрагмент иконы.


Введение во храм. Фрагмент иконы.

Введение во храм. Фрагмент иконы.

Шли месяцы за месяцами, и исполнилось Ребенку два года. И сказал Иоаким: Отведем Ее во храм Господень, чтобы исполнить обет обещанный, чтобы Господь вдруг не отверг нас и не сделался бы наш дар Ему неугоден. И сказала Анна: дождемся третьего года Ее, чтобы Ребенок не стал искать отца или мать. И сказал Иоаким: Дождемся. И вот исполнилось Ребенку три года, и сказал Иоаким: позовите непорочных дочерей иудейских, и пусть они возьмут светильники и будут стоять с зажженными (светильниками), чтобы Дитя не воротилось назад и чтобы полюбила Она в сердце своем храм Господень. И сделали так по дороге к храму Господню. И жрец принял Ее и, поцеловав, дал благословение, сказав: Господь возвеличит имя Твое во всех родах, ибо через тебя явит Господь в последние дни сынам Израиля искупление. И посадил Ее на третьей ступени у жертвенника, и сошла на Нее благодать Господня, и Она прыгала от радости, и полюбил Ее весь народ Израиля.

Протоевангелие Иакова.


Поручение Марии Иосифу. Фрагмент иконы.

Поручение Марии Иосифу. Фрагмент иконы.

И ушли Ее родители, удивляясь и вознося хвалу Господу, что Дочь их не повернула назад. Находилась же Мария в храме Господнем, как голубка, и пищу принимала из руки ангела. Когда же ей исполнилось двенадцать лет, стали советоваться жрецы, говоря: вот исполнилось Марии двенадцать лет в храме Божием, что будем делать с Нею, чтобы Она каким-либо образом не осквернила святынь? И сказали первосвященнику: ты стоишь у алтаря Господа, войди и вознеси молитву о Ней, и что Господь объявит тебе, то и сделаем. И первосвященник, надев додекакодон, вошел в Святая святых и возносил молитву о Ней, и вот явился ангел Господень и сказал: Захария, Захария, пойди и созови вдовцов из народа, и пусть они принесут посохи, и, кому Господь явит знамение, тому она станет Женою (сохраняя девичество). И пошли вестники по округе Иудейской, и труба Господня возгласила, и все стали сходиться.
Иосиф, оставив топор, тоже пришел на место, где собирались. И, собравшись, отправились к первосвященнику, неся посохи. Он же, собрав посохи, вошел в святилище и стал молиться. Помолившись, он взял посохи, вышел, раздал каждому его посох, но знамения не было на них. Последним посох взял Иосиф, и тут голубка вылетела из посоха и взлетела Иосифу во славу. И сказал жрец Иосифу: Ты избран, чтобы принять к себе и блюсти Деву Господа. Но Иосиф возражал, говоря: у меня уже есть сыновья, и я стар, а Она молода, не хочу быть посмешищем у сынов Израиля. И сказал жрец Иосифу: Побойся Бога, вспомни, как наказал Бог Датана, Абирона и Корея, как земля разверзлась и они были поглощены за ослушание. И, испугавшись, Иосиф взял Марию, чтобы блюсти Ее. И сказал Иосиф Марии: Я взял Тебя из храма Господня, и теперь Ты остаешься в моем доме, я же ухожу для плотничьих работ, а потом вернусь к Тебе (когда Господу будет угодно): Бог да сохранит Тебя!

Протоевангелие Иакова



Благовещение у колодца. Фрагмент иконы.

Благовещение у колодца. Фрагмент иконы.


Благовещение Пресвятой Богородицы. Фрагмент

Благовещение Пресвятой Богородицы. Фрагмент иконы.

Тогда было совещание у жрецов, которые сказали: сделаем завесу для храма Господня. И сказал первосвященник: соберите чистых дев из рода Давидова. И пошли слуги, и искали, и нашли семь дев. И первосвященник вспомнил о молодой Марии, которая была из рода Давида и была чиста перед Богом. И слуги пошли и привели Ее. И ввели девиц в храм Господень. И сказал первосвященник: бросьте жребий, что кому прясть: золото, и амиант, и лен, и шелк и гиацинт, и багрянец и настоящий пурпур. И выпали Марии настоящий пурпур и багрянец, и, взяв их, Она вернулась в Свой дом. В это время Захария был немым, заменял его Самуил (пока не стал Захария снова говорить). А Мария, взяв багрянец, стала прясть.
И, взяв кувшин, пошла за водой; и услышала голос, возвещающий: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами. И стала оглядываться Она, чтобы узнать, откуда этот голос. И, испугавшись, возвратилась домой, поставила кувшин и, взяв пурпур, стала прясть его. И тогда предстал перед нею Ангел Господень и сказал: "Не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога и зачнешь по слову Его". Она же, услышав, размышляла, говоря сама себе: "Неужели Я зачну от Бога живого и рожу, как женщина любая рожает?" И сказал Ангел: не так, Мария, но сила Всевышнего осенит Тебя, потому и рожденное Тобой Святое наречется Сыном Всевышнего. И наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет народ Свой. И сказала Мария: Я- Раба Господа, да будет Мне по слову твоему.
И окончила Она прясть багрянец и пурпур и отнесла первосвященнику. Первосвященник благословил Ее и сказал: Бог возвеличил имя Твое, и Ты будешь благословенна во всех народах на земле. О6радовавшись, Мария пошла к родственнице Своей Елизавете. И постучала в дверь, Елизавета же, услышав, перестала (прясть) багрянец, побежала к двери и, открыв, увидела Марию и благословила Ее, сказав: за что мне это (дано), что пришла Матерь Господа моего ко мне. Ибо находящийся во мне младенец (Иоанн Предтеча) взыграл и благословил тебя. А Мария не постигла тайны, которые открыл Ей Архангел Гавриил, и подняла глаза к небу и сказала: кто Я, Господи, что все народы земли Меня благословляют? И прожила у Елизаветы три месяца.

Протоевангелие Иакова.



Рождество Христово. Фрагмент иконы.

Рождество Христово. Фрагмент иконы.

Господь наш Иисус Христос, Спаситель мира, родился от Пресвятой Девы Марии в царствование римского императора Октавиана Августа в городе Вифлееме. Август повелел сделать всенародную перепись во всей своей империи, к которой относилась тогда и Палестина. У евреев был обычай вести народные переписи по коленам, племенам и родам, всякое колено и род имели свои определенные города и праотеческие места, потому Преблагословенная Дева и праведный Иосиф, как происходившие от рода Давидова, должны были идти в Вифлеем (город Давида), чтобы внести и свои имена в список подданных кесаря. В Вифлееме они не нашли уже ни одного свободного места в городских гостиницах. В известняковой пещере, предназначенной для стойла, среди сена и соломы, разбросанных для корма и подстилки скоту, далеко от постоянного местожительства, среди чужих людей, в холодную зимнюю ночь, в обстановке, лишенной не только земного величия, но даже обыкновенного удобства - родился Богочеловек, Спаситель мира. "Таинство странное вижду и преславное, - с удивлением воспевает Святая Церковь, - Небо - вертеп; Престол Херувимский - Деву; ясли - вместилище, в них же возлеже невместимый Христос Бог" (ирмос 9-й песни канона). Безболезненно родившая Богомладенца Пресвятая Дева Сама, без посторонней помощи, "спеленала Его и положила Его в яслях" (Лк. 2, 7). Но среди полночной тишины, когда почти всё человечество объято было глубочайшим греховным сном (наблюдалось повсеместное падение нравов), весть о Рождестве Спасителя мира услышали пастухи, бывшие на ночной страже у своего стада. Им предстал Ангел Господень и сказал: "Не бойтесь: я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо родился в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь" (Лк. 2, 10-11), и смиренные пастыри (пастухи) первыми удостоились поклониться Снисшедшему ради спасения людей на землю Сыну Божию и Богу. Кроме Ангельского благовестия вифлеемским пастырям, Рождество Христово чудесною звездою возвещено было волхвам-звездочётам, и в лице восточных мудрецов весь языческий мир, незримо для него самого, преклонил свои колена пред истинным Спасителем мира, Богочеловеком. (По толкованию блаженного Феофилакта Болгарского, Вифлеемская звезда не была небесным телом - то был Ангел Господень, принявший облик звезды, чтобы возвестить волхвам радостную весть о рождении Спасителя мира на привычном им языке). Войдя в храмину, где был Младенец, волхвы - "пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну"(Мф. 2, 11).
В воспоминание Рождества во плоти Господа нашего Иисуса Христа установлен Церковью праздник. Начало его относится ко временам Апостолов. В Апостольских Постановлениях говорится: "Храните, братия, дни праздничные, и во первых, день Рождества Христова, которое да празднуется вами в 25 день десятаго месяца" (от марта; 7 января по новому стилю). Там же, в другом месте сказано: "День Рождества Христова да празднуют, в оньже нечаемая благодать дана человекам рождением Божия Слова из Марии Девы на спасение миру". Во II столетии на день Рождества Христова 25 декабря (7 января по нового стилю) указывает святитель Климент Александрийский. В III веке о празднике Рождества Христова, как о существовавшем и до того, упоминает святой Ипполит Римский, назначая чтение Евангелия в этот день из 1 главы от Матфея. Известно, что во время гонения христиан Максимианом, в 302 году, никомидийские христиане в самый праздник Рождества Христова сожжены были в храме в числе 20000. В том же веке, когда Церковь после гонения получила свободу вероисповедания и сделалась господствующей в Римской империи, праздник Рождества Христова находим во всей Вселенской Церкви, как можно видеть это из поучений святого Ефрема Сирина, святителей Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского, Амвросия, Иоанна Златоуста и других отцов Церкви IV века на праздник Рождества Христова. Святитель Иоанн Златоуст в слове своем, которое он говорил в 385 году, называет праздник Рождества Христова древним и очень древним. В том же веке на месте пещеры Вифлеемской, прославленной рождением Иисуса Христа, равноапостольная царица Елена соорудила храм, о великолепии которого много старался её сын - святой царь Константин. В кодексе Феодосия, изданном в 438 году, и Юстиниана - в 535, излагается закон о всеобщем праздновании дня Рождества Христова. В этом смысле, вероятно, Никифор Каллист, писатель XIV века, в своей истории говорит, что император Юстиниан в VI веке установил праздновать Рождество Христово по всей земле. В V веке Анатолий, Патриарх Константинопольский, в VII - Софроний и Андрей Иерусалимские, в VIII - святые Иоанн Дамаскин, Косма Маиумский и Герман, Патриарх Цареградский, в IX - преподобная Кассия и другие, которых имена неизвестны, написали для праздника Рождества Христова многие священные песнопения, употребляемые ныне Церковью для прославления светло празднуемого события.
Впрочем, в первые три века, когда гонения стесняли свободу христианского Богослужения, в некоторых местах Востока - Церквах Иерусалимской, Антиохийской, Александрийской и Кипрской - праздник Рождества Христова соединялся с праздником Крещения 6 января, под общим именем Богоявления. Причиной этого, вероятно, было мнение, что Христос крестился в день Своего рождения, как можно заключать об этом из слов святителя Иоанна Златоуста, который в одной из бесед своих в Рождество Христово говорит: "не тот день, в который родился Христос, называется Богоявлением, но тот, в который Он крестился". К такому мнению могли подать повод слова Евангелиста Луки, который, говоря о крещении Иисуса Христа, свидетельствует, что тогда Иисусу было лет 30 (Лк. 3, 23). Празднование Рождества Христова вместе с Богоявлением в некоторых Церквах восточных продолжалось до конца IV века, в иных - до V или даже до VI века. Памятником древнего соединения праздников Рождества Христова и Богоявления доныне в Православной Церкви служит совершенное сходство в отправлении этих праздников. Тому и другому предшествует сочельник, с одинаковым народным преданием, что в сочельники должно поститься до первой звезды. Чин Богослужения в навечерия обоих праздников и в самые праздники совершенно одинаков.
День Рождества Христова издревле причислен Церковью к великим двунадесятым праздникам, согласно с Божественным свидетельством Евангелия, изображающего празднуемое событие величайшим, всерадостнейшим и чудесным.



Успение Пресвятой Богородицы. Фрагмент иконы.

Успение Пресвятой Богородицы. Фрагмент иконы.

После Вознесения Иисуса Христа Матерь Его прожила на земле ещё десять или двадцать два года. Она любила молиться на местах, связанных с земной жизнью Её Сына - плакала на Голгофе, вспоминая Крестные страдания Спасителя, радовалась на месте Его Славного Воскресения и на Елеонской горе, где Он вознёсся. Мария часто молилась о том, чтобы Христос поскорее взял Её к Себе на небо.
Однажды, когда Богородица так молилась на Елеонской горе, Ей явился Архангел Гавриил и сказал, что через три дня земная жизнь Её окончится - Господь возьмёт Её к Себе. Мария очень обрадовалась этой вести и стала готовиться к Своему Успению. Из Апостолов только Иоанн Богослов, который заботился о Божией Матери, был в Иерусалиме - другие проповедовали в разных странах. Богоматерь желала проститься с ними, и Господь чудесным образом собрал к Ней всех Апостолов, кроме Фомы. Когда Апостолы узнали, для чего Господь собрал их, они очень огорчились - ведь Матерь Божия была для них общей Матерью и Госпожой. Но Мария утешала их, говоря, что никогда не оставит их и всех христиан и после смерти будет молиться за них. Потом Богородица благословила всех Апостолов.
В час кончины необыкновенный свет озарил комнату, где на смертном одре лежала Богоматерь. Сам Христос, окружённый Ангелами, явился и принял Её пречистую душу.
Апостолы похоронили тело Богородицы в Гефсиманском саду, как Она желала. Там покоились тела Её родителей - Иоакима и Анны - и праведного Иосифа, хранителя Её девства. При погребении совершилось много чудес. Множество народа следовало за пречистым телом Божией Матери. Иудейские священники и старейшины пытались разогнать это шествие. Иудейский священник Афоний подбежал и схватился за одр, чтобы опрокинуть тело Богородицы на землю. Но невидимый Ангел отрубил ему обе руки. Поражённый чудом, Афоний раскаялся, и Апостол Пётр исцелил его.
Через три дня после погребения Божией Матери прибыл в Иерусалим и Апостол Фома. Когда Бог переносил его в Иерусалим, Апостол Фома встретился с Божией Матерью. В утешение Мария отдала ему Свой пояс, который носила всю жизнь. (Именно этот пояс, хранящийся в афонском монастыре Ватопед, не так давно привозили в Россию для поклонения верующих. К поясу приходили миллионы людей). Фома был очень опечален тем, что не смог попрощаться с Божией Матерью, и хотел поклониться Её телу. По просьбе Фомы другие Апостолы отвалили камень, закрывавший вход в гроб-пещеру. В нём нашли только погребальные пелены. Господь воскресил Пречистую Свою Матерь, взял к Себе не только душу Её, но и тело, и поставил Её выше всех Ангелов Небесных.

Плач Богоматери при Кресте. Середина - третья четверть XIX века.

Плач Богоматери при Кресте. Середина - третья четверть XIX века.

Эту икону Богоматери иногда называют «Симеоново проречение» (так же, как и икону «Умягчение злых сердец») – от слов Симеона Богоприимца, когда он, предрекая судьбу Иисуса Христа, обратился к Богородице со словами: «… и Тебе Самой оружие пройдет душу» (Лк. 2, 35). Это оружие (меч) часто изображается на иконе Богоматери направленным в сердце Пресвятой Богородицы. Кроме креста на иконе Богоматери подробно изображены все прочие орудия страстей и предметы, так или иначе связанные с последними днями Христа: рука, ударившая Спасителя по ланите, плеть, гвозди, игральные кости, которыми бросали жребий стражники, делившие одежды Распятого.
Также на иконе Богоматери «Плач при Кресте» на столпе изображён петух из евангельского повествования о троекратном отречении Апостола Петра до того, как трижды пропел петух.
Лестница тоже является одним из инструментов Страстей Христовых – её использовали в поднятии Христа на Крест и снятии Его с Креста.

Икона Божией Матери "Умягчение злых сердец" (Ченстоховская). Вторая половина XIX века.

Икона Божией Матери "Умягчение злых сердец" (Ченстоховская). Вторая половина XIX века.

Известие о чудотворной силе Ченстоховской иконы дошло до России, когда царь Алексей Михайлович вёл переговоры с Яном Казимежем и даже выступил на его стороне против шведов. Возможно, тогда появились и первые русские списки древней польской святыни – во всяком случае, они были известны уже в 1670-е годы. Когда сторож кремлёвского Успенского собора Симеон Моховиков составлял в 1715 – 1716 годах обширный свод сказаний о чудотворных иконах, он включил в него и сказание о Ченстоховском образе, заимствованное из книги украинского проповедника Иоанникия Галятовского «Небо новое с новыми звёздами» (Киев, 1665). Сопровождавшая текст гравюра Григория Тепчегорского была исполнена с какого-то польского гравированного оригинала, изображавшего Богоматерь с Младенцем на стенах Ченстоховской обители. Кроме того, польский мастер представил икону в окладе с коронами и привесами, что придало ей весьма оригинальный вид. Так эта иконография и укоренилась в русской иконописи. Однако именно здесь начинаются загадки. Иконы, как две капли воды похожие на Ченстоховскую, получили заметное распространение в XIX веке, но бытовали под совершенно иным названием: «Умягчение злых сердец». Одновременно существовали и другие иконы «Умягчения…», по иконографии хоть как-то связанные со смыслом необычного имени, — Богоматерь на них изображена без Младенца, с семью мечами, вонзившимися в Её сердце. Такие иконы, как и Ченстоховская, появились в России в конце XVII века и иллюстрировали пророчество старца Симеона Деве Марии во время Сретения: «И Тебе же Самой душу пройдёт оружие: яко да открыются от многих сердец помышления» (Лк. 2: 35). Почему одно и то же название оказалось общим для двух совершенно разных икон? Почему Ченстоховская икона Божией Матери в русской традиции практически утратила своё правильное наименование? Почему в справочниках конца XIX – начала XX века, где перечисляются чудотворные образы Богоматери, полностью проигнорирована икона «Умягчение злых сердец» с иконографией «Ченстоховской»? На эти вопросы до сих пор не было ответа.
Пролить свет на загадку иконографии, очевидно, может икона Богоматери «Умягчение злых сердец» середины XVIII века из частного собрания в Москве.[Spoiler (click to open)] Она написана в «золотопробельной» барочной манере, типичной для русской иконописи XVIII века. Владельческие надписи на обороте позволяют уточнить время и обстоятельства создания образа. Согласно первой надписи, икона принадлежала Варваре Челищевой; согласно второй, Александр Алексеевич Челищев и его супруга благословили ею свою дочь Марью Катерину. Род дворян Челищевых, по легенде их родословной, восходит к потомку люнебургских курфюрстов Вильгельму Люнебургскому, будто бы приехавшему в Россию в 1237 году. Правнуком Вильгельма считался боярин Михаил Андреевич Бренко, героически павший на Куликовом поле. В документах Челищевы упоминаются с конца XV века, представители этого рода несли государеву службу в качестве воевод, дипломатов, военачальников. Варвара Ивановна Челищева (1747-1817), владелица иконы, была супругой Алексея Богдановича Челищева (1744-1806), служившего в конной гвардии в чине подпоручика, затем ротмистра и бригадира; он имел звания тайного советника и сенатора. У Варвары Ивановны и Алексея Богдановича было два сына, один из которых, Александр Алексеевич, женившись, стал отцом двух дочерей – Екатерины и Марии. Поскольку во второй записи упоминается Александр Алексеевич и его дочь «Марья Катерина», нет сомнений в том, что упомянутая в записи Варвара Челищева – супруга А. Б. Челищева, мать А. А. Челищева и бабушка Марии и Екатерины.
В девичестве Варвара Ивановна была графиней Гендриковой. Этот род не отличался древностью: его основатель, Симон Гейнрих, в начале XVIII века женился на сестре императрицы Екатерины I (Марты Скавронской), супруги Петра I. По этому поводу Екатерина пожаловала родственникам земли в Харьковской губернии, а императрица Елизавета Петровна в 1742 году возвела детей Христины и Симона Гейнрихов-Гендриковых в графское достоинство. Граф Иван Симонович Гендриков и стал отцом Варвары Ивановны. В молодости он сделал успешную военную карьеру, а в год рождения Варвары получил орден св. Анны и чин генерал-майора. Очевидно, И. С. Гендриков, с 1744 года служивший камергером у Великой княгини Екатерины Алексеевны (будущей Екатерины II), был в числе заговорщиков, возведших её на престол. В результате он получил звание генерал-аншефа Кавалергардского корпуса и денежное жалование, но в 1764 году признал себя несостоятельным должником, уволился со службы (долги оплатила императрица) и удалился в принадлежавшую ему слободу Рубежную Волчанского уезда Харьковской губернии, где в 1769 году соорудил храм.
Таким образом, Варвара Ивановна Гендрикова-Челищева приходилась двоюродной племянницей императрице Елизавете Петровне. За А. Б. Челищева 19-летняя Варвара Гендрикова вышла в 1763 году. Надо полагать, в детстве она проводила много времени в харьковском имении, недалеко от которого, в Успенской церкви слободы Верхняя Сыроватка, находился чудотворный список Ченстоховской иконы Божией Матери. Ещё ближе располагался Вознесенский Хорошевский монастырь, где тоже был чудотворный список Ченстоховской, хотя время его появления в обители неизвестно. Может быть, икона с редкой для России иконографией была взята В. И. Гендриковой-Челищевой из родного дома или заказана ею в связи с замужеством. Это подтверждает датировку образа, ставшего семейной святыней, — около середины XVIII века.
Но почему же икона названа не Ченстоховской, а «Умягчением злых сердец»? Ответ, вероятно, кроется в стихотворной надписи к иконе: «Идеже Бо Творящеся Железо от блата; Дева Вселися Дражайша Злата. Да людемъ Жестокия Нравы умягчаетъ; И железныя К Богу Сердца обращаетъ». Впрочем, этот текст на первый взгляд кажется ещё более загадочным, чем название образа. Мало помогает и его перевод на современный русский язык:
«Там, где от болота творится железо, поселилась Дева, Которая дороже золота, чтобы умягчать людям жестокие нравы и обращать к Богу железные сердца». Что за болото и почему в нём творится железо? Какая Дева и зачем поселилась у болота? Однако в действительности разгадка не столь уж сложна и кроется в творческом наследии св. Димитрия Ростовского.
В 1687 году в местечке Рудня Могилёвской епархии, где производилась выплавка болотной руды, была обретена чудотворная икона Рудненская икона Божией Матери, по иконографии представлявшая список с Ченстоховской. Св. Димитрий, бывший тогда игуменом Николаевского монастыря в Батурине, откликнулся на это событие «эпиграммой»:

Идеже творяшеся железо от блата,
Тамо Дева вселися, дражайшая злата,
Да людем жестокие нравы умягчает
И железные к Богу сердца обращает.

Поэт, облечённый духовным саном, использовал барочный приём противопоставления железа (реальной болотной руды) золоту – Пресвятой Деве, а затем сравнил железо с жестокими сердцами. Подобная надпись из-за её вполне конкретного характера подходила только новообретённой Рудненской иконе: она есть, например, на окладе образа Богоматери Рудненской начала XVIII века из собрания Государственного Эрмитажа. Однако в Малороссии и западнорусских областях иконы с одинаковой иконографией часто имели разные названия по месту явления и считались самостоятельными чудотворными образами, в отличие от России, где все списки носили названия чудотворных оригиналов (Нижнеломовская Казанская, Тамбовская Казанская и др.) Поэтому в Малороссии название не было напрямую связано с иконографическим изводом и могло изменяться. В результате иконография Богоматери Ченстоховской стала существовать под названием «Умягчение злых сердец».
В 1813 году русские войска захватили Ченстоховскую обитель. Памятью о победе стала копия-список Ченстоховской иконы, поднесённая наместником монастыря генерал-лейтенанту князю Ф. В. фон дер Остен-Сакену. Образ был передан в Казанский собор в Санкт-Петербурге «без особых церемоний» и не приобрёл широкой известности, хотя именно по этому поводу Православная Церковь установила празднование Ченстоховской иконы 6/19 марта.
Чужеземная святыня с труднопроизносимым именем не прижилась на Руси. Народ почитал Ченстоховскую икону Божией Матери под случайным, но умилительным названием: очевидно, тема «умягчения злых сердец» для простого русского человека всегда была исключительно актуальной.