May 8th, 2015

Святые Новосельские мученики.

Святые Новосельские мученики.

Во время подавления Апрельского восстания 1876 года, когда болгары поднялись на борьбу с османскими властителями, подверглись жестокому избиению священнослужители, окормлявшие жителей села Батак и сестер Новосельского Троицкого женского монастыря, а также насельницы этого монастыря и несколько тысяч мирян. В монастыре были убиты священники Николай Барбулов и Георгий Долгодрейский, монахини Сусанна (Сомлева), София (Павкова), Елисавета (Злийска), Евфросиния (Мофтиева), Христина (Калиста) и Екатерина, мирянка Сусанна Чорбаджиева.[Spoiler (click to open)]
Инициатива по канонизации мучеников Апрельского восстания рассматривалась Священным Синодом Болгарской Православной Церкви с 2005 года. В начале 2011 года решение о прославлении было принято, несмотря на отсутствие свидетельств о чудесах, которые происходили бы от мощей. Чин прославления 3 апреля того же года, в Неделю 4-ю Великого Поста, в Патриаршем храме-памятнике благоверного великого князя Александра Невского в Софии возглавил патриарх Болгарский Максим, совершив таким образом первое прославление святых за время своего патриаршего служения. Вместе с Новосельскими мучениками был прославлен также сонм мучеников Батакских.
Священный Синод Русской Православной Церкви на своем заседании 30 мая 2011 года (журнал № 50) "постановил включить в месяцеслов Русской Православной Церкви: <...> имена священномучеников Николая и Георгия, мученицы Сусанны и прочих мучеников Новосельских — с празднованием памяти 26 апреля (9 мая н. ст.)".

Собор Новомучеников, в Бутове пострадавших.

Собор Новомучеников, в Бутове пострадавших.

В 4-ю субботу по Пасхе Русская Православная Церковь отмечает День памяти Собора новомучеников, в Бутове пострадавших.
Это переходящее празднование было внесено в месяцеслов Русской Православной Церкви по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II 3 сентября 2003 года.
Бутовский полигон в настоящее время находится в черте Москвы, это место массовых захоронений жертв репрессий 30-х – начала 50-х годов XX века.
В настоящее время известны около тысячи человек, расстрелянных на Бутовском полигоне за исповедание православной веры, к лету 2003 года 255 из них канонизированы Русской Православной Церковью.
На территории России нет другого места, где почивали бы мощи такого многочисленного Собора святых.[Spoiler (click to open)]
Бутовский полигон находится на земле бывшей усадьбы Дрожжино, известной с XVI века. Последним хозяином усадьбы был И.И. Зимин, старший брат владельца московской частной оперы С.И. Зимина.
После Октябрьской революции имение и конный завод при нём были конфискованы в пользу государства, завод поставлял лошадей внутренним войскам.
До середины 30-х годов в Бутове размещалась сельскохозяйственная колония ОГПУ.
В 1934 году почти все были выселены из этих мест, в конце 1935 – начале 1936 года на территории бывшего имения Зиминых оборудовали стрелковый полигон «Бутово», где сразу же начали проводиться расстрелы и захоронения репрессированных лиц. С августа 1937 по октябрь 1938 года здесь были расстреляны и похоронены 20765 человек.
Массовые расстрелы 1937-1938 годов стали следствием решений Политбюро ВКП(б) от 2 июля 1937 года и вытекавших из них приказов наркома внутренних дел Н.И. Ежова о борьбе с «врагами народа», в т. ч. с «церковниками».
Расстрелы на Бутовском полигоне производились по постановлениям внесудебных органов: «тройки» Московского УНКВД, реже – комиссии, состоявшей из наркома внутренних дел и прокурора СССР – «двойки». Предписания на расстрелы подписывал начальник УНКВД Московской обл. (в разное время – комиссары госбезопасности С.Ф. Реденс, Л.М. Заковский, В.Е. Цесарский). Приведением в исполнение приговоров руководили комендант и начальник административно-хозяйственного отдела УНКВД по Московской области И.Д. Берг и его заместитель и одновременно руководитель Управления рабоче-крестьянской милиции М.И. Семёнов.
На Бутовский полигон осужденных доставляли из московских тюрем: Таганской, Сретенской, Бутырской, а также из районных тюрем Московской области и из Дмитлага – огромного лагерного объединения, предназначенного для строительства канала Москва-Волга (узниками этого лагеря были также сооружены стадион «Динамо», Южный и Северный (Химкинский) порты Москвы, жилые комплексы и многое др.).
После прибытия на Бутовский полигон осуждённых заводили в барак якобы для санобработки. Непосредственно перед расстрелом объявляли приговор, сверяли данные и наличие фотографии. Случалось, что казнь откладывали из-за каких-либо разночтений в документах, а иногда (в единичных случаях) даже отменяли. Приведение приговора в исполнение осуществляла одна из «расстрельных команд» – группа из 3-4 офицеров спецотряда, как правило, людей со стажем, служивших в органах ОГПУ-НКВД со времён гражданской войны, имевших правительственные награды. В дни особо массовых расстрелов число исполнителей, очевидно, увеличивалось.
На казнь из барака выводили по одному, каждый палач вёл свою жертву к краю рва, стрелял в затылок с расстояния не более метра и сбрасывал тело в траншею. Далеко не всегда при этом присутствовали врач и прокурор.
Первое время расстрелянных хоронили в небольших ямах-могильниках, которые копали вручную. С августа 1937 года, когда казни в Бутове приняли невиданные в мировой истории масштабы, экскаваторы карьерного типа выкапывали для этих целей траншеи шириной и глубиной в 3 м, длиной от 150 м.
За день в Бутове редко расстреливали менее 100 человек, бывали дни (как, например, 28 февраля 1938 года), когда казнили более 500 человек. Иногда, очевидно, приговоренных расстреливали в московских тюрьмах, а на Бутовский полигон привозили только для захоронения.
Большую часть расстрелянных на Бутовском полигоне составляют крестьяне и рабочие Москвы и Подмосковья, которых зачастую арестовывали и казнили семьями, включая подростков и стариков. Подавляющее число жертв были беспартийными, т. е. далекими от политики людьми, имевшими низшее образование или неграмотными.
Примерно четверть от общего числа казненных на Бутовском полигоне – уголовники, подавляющее число их было расстреляно за прошлые судимости, по которым прежде они уже отбыли срок наказания.
Под категории «социально опасных» и «социально вредных элементов», осужденных и расстрелянных на Бутовском полигоне, подпадали самые разные люди: родственники ранее осужденных, бывшие царские министры, нищие, уличные торговцы, гадалки, картежники.
В январе 1938 года с санкции властей началась тайная расправа над инвалидами: в феврале-марте того же года было расстреляно 1160 инвалидов.
Большинство казнённых на Бутовском полигоне были русскими (более 60%), затем следуют латыши, поляки, евреи, украинцы, немцы, белорусы, – всего свыше 60 национальностей, в т. ч. граждане других государств: Германии, Польши, Франции, США, Австрии, Венгрии, Румынии, Италии, Греции, Чехословакии, Турции, Японии, Индии, Китая и др.
В числе похороненных на Бутовском полигоне – люди, оставившие след в русской истории: председатель 2-й Государственной Думы Ф.А. Головин, бывший московский генерал-губернатор В.Ф. Джунковский, один из первых русских лётчиков Н.Н. Данилевский, член экспедиции О.Ю. Шмидта бортмеханик Я.В. Брезин, правнук М.И. Кутузова профессор церковного пения и композитор М.Н. Хитрово-Крамской, художник А.Д. Древин, спортсмены, заложившие основы советского альпинизма.
В земле Бутова лежат представители русских дворянских родов: Ростопчиных, Тучковых, Гагариных, Шаховских, Оболенских, Олсуфьевых, Бибиковых, большая группа бывших царских генералов (генерал-лейтенант Е.И. Мартынов, генерал-майор М.Ф. Кригер, обладатель 7 воинских боевых наград генерал Б.И. Столбин и др.).
На Бутовском полигоне были замучены 739 священнослужителей Русской Православной Церкви: 1 митрополит, 2 архиепископа, 4 епископа, 15 архимандритов, 118 протоиереев, 14 игуменов, 52 иеромонаха, 363 священника, 60 диаконов (в т. ч. 4 протодиакона и 1 архидиакон), 10 монахов, 58 монахинь (в т. ч. 3 схимонахини), 14 послушников и послушниц, 8 священнослужителей (без уточнения сана).
За веру на Бутовском полигоне были расстреляны 219 мирян (псаломщики, чтецы, регенты, певчие, церковные старосты, иконописцы, члены церковных советов, уборщицы храмов, церковные сторожа).
В числе казнённых в Бутове «церковников» – 59 старообрядцев, 9 обновленцев, более 60 баптистов, хлысты, «антивоенники», евангелисты, сектанты (без уточнения, к какой именно секте принадлежали; иногда следователи так называли представителей «катакомбной» церкви или истинно-православных христиан), а также 4 муллы и 1 раввин.
Первыми православными священнослужителями, расстрелянными на Бутовском полигоне, были священномученики протоиереи Алексий Воробьёв, Алексий Касимов и сщмч. диакон Елисей Штольдер († 20 авг. 1937).
Больше всего священнослужителей пострадало в сентябре-декабре 1937 года и в феврале-марте 1938 года (17 февраля 1938 года было расстреляно 502 человека, 75 из них священнослужители и монахи).
Почти всем, проходившим по церковным делам, предъявлялось обвинение по 58-й статье УК РСФСР. Поводы для обвинения могли быть разные: «сохранение церкви и насаждение тайного монашества», «богослужения на дому», «недоносительство», «помощь ссыльному духовенству», приют бездомных священнослужителей или, напр., такое абсурдное обвинение: «клеветал, что церкви закрываются, священники арестовываются».
Большинство подследственных, замученных или обманутых следователями, в конце концов признавали себя полностью или частично виновными в «антисоветской агитации», «контрреволюционной деятельности», но в вопросах веры церковный народ показал себя неустрашимым. Ни пытки, ни угрозы смерти не могли заставить верующих отречься от Бога, возвести хулу на Церковь.
Не редкостью является «отсутствие в деле скомпрометированных лиц», то есть отсутствие новых имен, необходимых следователям для новых арестов.
С середины Великой Отечественной войны в Бутове располагался лагерь для военнопленных, работавших на строительстве Симферопольского шоссе и на кирпичном заводе. В 1949 – начале 1950 года вблизи полигона был выстроен поселок из 3 домов, в двух из которых поселились сотрудники НКВД, в третьем расположилась спецшкола для офицеров внутренних служб стран Восточной Европы.
В середине 50-х годов «спецзона» была ликвидирована. Сам полигон, где находилась основная часть захоронений, обнесли глухим деревянным забором с натянутой поверх него колючей проволокой. По краям «зоны» возник дачный поселок НКВД, в котором разрешалось строить только лёгкие одноэтажные дачи без фундаментов и погребов.
В начале 70-х годов в восточной части Бутовского полигона разбили яблоневый сад, обновили обветшавший забор вокруг.
До 1995 года территория находилась в ведении ФСК-ФСБ и тщательно охранялась.
Начиная с 1992 года московская общественная группа по увековечению жертв политических репрессий (группа М.Б. Миндлина) с помощью сотрудников ФСК-ФСБ приступила к работе со следственными делами расстрелянных на Бутовском полигоне, составлялись краткие биографические сведения для будущей «Книги памяти».
Весной 1993 года полигон впервые посетили родственники погибших, осенью того же года в его южной части была установлена гранитная мемориальная плита.
С 1997 года на Бутовском полигоне ведутся комплексные работы с целью определения местоположения погребальных рвов, проводятся историко-археологические, геоботанические, геоморфологические исследования. В 1997 г. был вскрыт один из погребальных рвов: на площади в 12 кв. м обнаружили захоронения в 5 слоев, где погребены останки 149 чел. В 2001-2002 гг. специалисты выявили и нанесли на карту 13 погребальных рвов.
Весной 1994 года на Бутовском полигоне был установлен Большой Поклонный крест (освящён 8 мая 1994), сооруженный по проекту скульптора Д.М. Шаховского, чей отец, священник Михаил Шик, был расстрелян в Бутове.
25 июня 1995 года в Бутове в походном палаточном храме Всех Святых, в земле Российской просиявших, Православного Свято-Тихоновского Богословского института была отслужена первая Литургия, которую возглавил ректор института протоиерей Владимир Воробьёв.
Начиная с 1994 года горячее участие в деле увековечения памяти пострадавших в Бутове принимала внучка расстрелянного здесь сщмч. Серафима (Чичагова) игумения Серафима (Чёрная).
В 1995 году Бутовский полигон передали Московской Патриархии. По проекту Шаховского был воздвигнут деревянный храм во имя Новомучеников и исповедников Российских (освящён в 1996 году), настоятелем которого стал внук расстрелянного здесь сщмч. протоиерея Владимира Амбарцумова священник Кирилл Каледа.
27 мая 2000 года на Бутовском полигоне состоялось грандиозное Богослужение под открытым небом, которое возглавил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Были совершены Божественная Литургия и панихида по убиенным – последняя перед их прославлением на Архиерейском Юбилейном Соборе Русской Православной Церкви 2000 года.
На Юбилейном Соборе были канонизированы 120 человек, расстрелянных на Бутовском полигоне, за последующие годы число канонизированных Бутовских новомучеников удвоилось.
Собор Бутовских новомучеников возглавляют 6 архиереев: Ленинградский и Гдовский митрополит сщмч. Серафим (Чичагов), Можайский архиепископ сщмч. Димитрий (Добросердов), Владимирский и Суздальский архиепископ сщмч. Николай (Добронравов), Бежецкий епископ сщмч. Аркадий (Остальский), Нижнетагильский епископ сщмч. Никита (Делекторский), Велижский епископ сщмч. Иона (Лазарев).
На Бутовском полигоне было казнено много почитаемых иереев-священномучеников: братья Агафонниковы – Александр, Василий и Николай, Владимир Амбарцумов, Владимир Медведюк, Зосима Трубачёв, Иоанн Артоболевский, Сергий Лебедев, Сергий Махаев, Петр Петриков и многие другие.
Празднование Собору новомучеников, в Бутове пострадавших, установлено в 4-ю субботу после Пасхи. Над погребальными бутовскими рвами ежегодно совершается торжественное Богослужение, возглавляемое Святейшим Патриархом, в котором принимают участие десятки архиереев и сотни священнослужителей Москвы и Московской области, стекаются тысячи паломников.

Святой Преподобный Иоанникий Девичский (Девиченский).

Святой Преподобный Иоанникий Девичский (Девиченский).

Преподобный Иоанникий Девичский (Девиченский), Чернорецкий, Сербский (XV в.), чудотворец, еще в отрочестве оставил дом своего детства в Зете, стремясь к уединению и созерцательной жизни. Он выстроил себе келью в лесистой местности Черной реки, продолжив тем самым традицию преподобного Петра Коришского, который провел здесь долгие годы в молитве и брани с бесами. Вокруг него собралось множество учеников, привлеченных его великими подвигами и святостью.
Избегая людских похвал, преподобный перешел в Девиченский лес и продолжал подвизаться в безмолвии. За это ему был ниспослан дар непрестанной молитвы со слезами и дар изгнания бесов. Услышав о его святости, деспот Георгий привел к нему свою больную дочь и в благодарность за ее исцеление построил монастырь Девич (Девиченский монастырь, Косово, Сербия).
Скончался в старости, и мощи его являются до наших дней источником многих чудес и исцелений.

Святитель Стефан, Епископ Великопермский. Икона. Конец XVI века.

Святитель Стефан, Епископ Великопермский. Икона. Конец XVI века.

Святитель Стефан (ок. 1340 - 1396 гг.), епископ Великопермский, просветитель Перми, Апостол зырян, родился около 1340 года в городе Устюг в семье причетника Симеона. Когда будущей матери святого, Марии, было еще три года, устюжский юродивый Святой Прокопий предсказал ей рождение святого сына. Под влиянием своей благочестивой матери, обладая большими способностями, Стефан с юных лет проявлял необыкновенное усердие к служению Церкви: в один год выучился читать и помогал отцу в церкви при Богослужении, исполняя должность канонарха и чтеца.[Spoiler (click to open)]
В молодости святой принял иночество в монастыре в честь Святителя Григория Богослова в Ростове. Монастырь славился богатым книжным собранием. Святой Стефан хотел читать творения Святых Отцов в подлиннике и для этого изучал греческий язык. В юности, помогая отцу в церкви, он часто беседовал с зырянами. Теперь, овладев богатой церковной культурой, Святой Стефан горел желанием обратить зырян ко Христу.
Для просвещения зырян будущий святитель составил азбуку их языка и перевел на него несколько церковных книг. Для составления зырянской азбуки он воспользовался денежными значками зырян, которые они вырезывали на тонких четырехугольных палочках (пасы). Ростовский епископ Арсений (1374-1380) посвятил его в сан иеродиакона. Приготовив себя к миссионерской деятельности, Святитель Стефан явился в Москву в 1379 году к Коломенскому епископу Герасиму, который управлял тогда делами митрополии, и просил его: "Благослови меня, Владыко, идти в страну языческую - Пермь. Хочу учить святой вере неверных людей. Я решился или привести их ко Христу, или сложить у них за Христа голову". Епископ с радостью благословил его и посвятил в сан иеромонаха. Он снабдил его антиминсами, святым миром и Богослужебными книгами, а великий князь Димитрий Иоаннович дал ему охранные грамоты.
Из Устюга Святой Стефан спустился по Северной Двине до впадения в нее Вычегды, откуда начинались поселения зырян. Его встретили крайне враждебно: наметали костер дров, его самого окутали соломой, чтобы сжечь; но никто не посмел подойти к нему с зажженной лучиной. Его кроткий вид и бесстрашие обезоружили зырян, и они сами стали просить его проповедовать им. Много трудов, борьбы, лишений и скорбей вытерпел проповедник веры Христовой, живя среди язычников, поклонявшихся идолам, "огню, воде, деревьям, камню и золотой бабе, и кудесником, и волхвом, и древью".
Особо благоговели зыряне перед так называемой "прокудливой березой". Громадная по толщине и вышине береза росла на возвышенном месте. Зыряне собирались к ней и приносили в жертву добытых зверей. Святой Стефан поставил свою келлию невдалеке от березы и использовал собрания суеверных язычников у дерева, чтобы учить их святой истине. Затем Святой Стефан срубил и сжег березу для искоренения суеверия. Зыряне собирались убить его. Святой обратился к ним с проповедью:
"Судите сами, сильны ли боги ваши, когда они не могут защитить себя от огня? Боги ли они, когда так немощны, да и не имеют не только смысла (разума), но и слуха и зрения? И от меня, слабого, не сумело защитить себя ваше божество. Не таковы же ли и все другие боги ваши? Не таков Бог Христианский. Он видит все, все знает и Всемогущ, ибо создал весь мир и о всем промышляет. И как Он благ, особенно к знающим Его! Я желаю вам добра, проповедуя вам Истинного Бога. Он будет любить вас, будет благотворить вам, когда станете чтить Его искренне".
На месте "прокудливой березы" Святой Стефан построил храм в честь Архангела Михаила, низложителя духов тьмы.
Крестившиеся зыряне сами стали истреблять то, чему раньше поклонялись: рубили священные деревья, сокрушали идолов; богатые дары, предназначенные для языческих жертвенников, они приносили Святому Стефану. Он велел служившему при нем зырянину Матфею все предавать огню и лишь дозволял употреблять полотно на обвертывание ног.
Но окончательный перелом в зырянах произошел после того, как Святой Стефан посрамил их главного жреца Пама, который восстал против распространения святой веры. Жрец вступил в спор со Святым Стефаном. "У вас, христиан, - говорил Пам, - один Бог, а у нас много помощников и на суше, и на воде, подающих нам счастливую ловлю в лесах и ее избытками снабжающих Москву, орду и дальние страны; они сообщают нам в волхвовании тайны, недоступные вам". Святой Стефан отвечал, что Истинный Бог - один; Всемогущество - одно, а бессилие богов-идолов очевидно по опыту. После долгих споров жрец Пам в оправдание своей веры вызвался пройти сквозь огонь и воду и того же потребовал от святого Стефана. "Я не повелеваю стихиями, - смиренно отвечал Святой Стефан, - но Христианский Бог велик: иду с тобой". Пам затрепетал и молил избавить его от верной смерти. "Вы свидетели, - сказал Святой Стефан собравшемуся народу, - сам он потребовал решить спор о вере огнем и водой, и однако не хочет креститься. За кого считать теперь Пама? Что с ним делать?" "Обманщика предать смерти, - ответил народ, - если отпустить Пама, он наделает тебе пакостей". "Нет, - ответил святой, - Христос меня послал не предавать кого-либо смерти, а учить. Пам не хочет принять спасительной веры, пусть его упорство накажет его, но не я". Пам был выгнан. В благодарность Господу за победу над главой язычников, Святой Стефан построил на Вишере храм в честь Святителя Николая. После этого проповедь святого о Христе стала идти все успешнее.
В 1383 году Святой Стефан был поставлен митрополитом Пименом во епископа Пермского. Как любящий отец, он неустанно заботился о своей пастве. Для утверждения в вере новообращенных Святитель Стефан при храмах открывал училища, где священные книги изучались на пермском языке. Святитель присматривался к учащимся, учитывал их способности с тем, чтобы из них ставить священников и диаконов. Некоторых учеников Святитель Стефан научил писать по-пермски. Святитель строил церкви, в которых ставил священников из зырян, ввел Богослужение на зырянском языке. Святитель Стефан перевел на зырянский язык Часослов, Псалтирь, избранные чтения из Евангелия и Апостола, Паремийник, Стихирарь, Октоих, несколько праздничных служб и Божественную Литургию.
Во время неурожая Святитель снабжал зырян хлебом, много раз избавлял их от насилия и взяток тиунов, облегчал им подати, защищал от нападений других племен, ходатайствуя за них в Москве. Плодом его подвигов и добродетелей стало обращение всей обширной Пермской земли к Христианству - сам он крестил население Малой Перми (позже - Коми край, т.е. бассейн реки Вычегда), а далее Истинную веру распространили его ученики и последователи. Это великое дело было совершено силой веры и христианской любви. Жизнь святителя - это победа веры над неверием, любви и кротости - над злобой и нечестием.
Умилительно "заочное свидание" Святителя Стефана Пермского с Преподобным Сергием Радонежским, бывшее в 1390 году во время путешествия святителя в Москву по церковным делам. Святитель Стефан горячо любил Радонежского подвижника и очень желал повидаться с ним на пути из Пермской земли, но не мог исполнить этого из-за недостатка времени. Находясь в 10 верстах от монастыря Преподобного Сергия, Святитель Стефан, помолившись, обратился в сторону обители и с поклоном произнес: "Мир тебе, духовный брате!". Преподобный Сергий, который сидел вместе с братией за трапезой, встал, помолился и, поклонившись в ту сторону, где проезжал святитель, ответил: "Радуйся и ты, пастырю стада Христова, и мир Божий да пребывает с тобой!". О глубокой духовной связи Святителя Стефана Пермского и Преподобного Сергия Радонежского свидетельствует и ныне особая повседневная молитва к ним на братской трапезе.
Кроме устройства церквей, Святитель Стефан основал для зырян и несколько монастырей: Спасскую Ульяновскую пустынь в 165 верстах от Усть-Сысольска, Стефановскую - в 60 верстах от Усть-Сысольска, Усть-Вымскую Архангельскую, Яренскую Архангельскую.
Святителю Стефану приписывают также написание нескольких икон. Самая известная из них - "Зырянская Троица" с обширной надписью стефановской азбукой на языке коми.
В 1395 году Святитель Стефан снова отправился в Москву по делам паствы и здесь скончался 26 апреля (9 мая) 1396 года.
Тело Святителя Стефана было положено в монастыре "Спаса за стеною" (в храме на Бору в честь Спасителя) в Московском Кремле. Горько оплакивали зыряне кончину своего апостола. Они усиленно упрашивали Московского князя и митрополита отпустить в Пермь тело их наставника, но Москва не хотела расстаться с останками великого святителя.
Благодаря трудам святителя Православие твердо укрепилось в пермском краю, а стефановской азбукой образованные писцы пользовались в XV-XVI веках для написания отдельных надписей и пометок на полях книг.
Прославление Святителя Стефана началось еще в начале XV века. Первое его житие было написано в конце XIV-начале XV века Епифанием Премудрым, учеником Преподобного Сергия Радонежского, жившим ранее в одном монастыре со святителем и любившим с ним беседовать. Акафист Святому Стефану на основе жития Епифания составил иеромонах Пахомий Серб, пришедший на Русь в первой половине XV века.

Священномученик Василий, Епископ Амасийский. Фреска монастыря Высокие Дечаны, Косово, Сербия.

Священномученик Василий, Епископ Амасийский. Фреска монастыря Высокие Дечаны, Косово, Сербия. Около 1350 года.

Священномученик Василий, епископ Амасийский, жил в начале IV века в городе Амасии, находившемся в Понте, в Малой Азии, принадлежавшей тогда Римской империи. Святой Василий поддерживал и утешал христиан, страдавших от гонений язычников. В то время Восточной частью Римской империи правил Ликиний (307 - 324 гг.), зять Святого равноапостольного царя Константина Великого (306 - 337 гг.). Ликиний лицемерно подписал его "Указ о веротерпимости" (313 г.), который разрешал свободное исповедание христианства, но в душе ненавидел христиан и продолжал их преследовать, возвратившись к язычеству.
Ликиний воспылал страстью к служанке своей жены Констанции, праведной деве Глафире. Святая дева рассказала об этом царице и просила защиты. Переодев Праведную Глафиру в мужское платье и снабдив деньгами, царица Констанция удалила ее из города в сопровождении преданных слуг. Императору сказали, что служанка сошла с ума и лежит при смерти. Праведная Глафира по пути в Армению остановилась в городе Амасии, где местный епископ, Святитель Василий, дал ей приют.[Spoiler (click to open)]
В то время святитель строил в городе храм. Праведная Глафира передала на его постройку все деньги, полученные от Констанции, и в письме к ней просила прислать еще средства на окончание храма. Царица исполнила ее просьбу. Но письмо Праведной Глафиры попало к императору. Разгневанный Ликиний потребовал от правителя Амасии выслать к нему святителя и служанку. Праведная Глафира скончалась (в 322 году), прежде чем приказ дошел до Амасии. Святителя Василия направили к императору. За ним последовали два диакона, Парфений и Фестим, которые поселились вблизи темницы, куда заключили святителя.
Благочестивый христианин Елпидифор подкупил тюремщиков и каждую ночь вместе с Парфением и Фестимом посещал святителя. Накануне дня суда святитель, как обычно, пел псалмы и слова "аще вселюся в последних моря и тамо рука Твоя наставит мя и удержит мя десница Твоя" (Пс. 138, 9 - 10; в переводе на современный русский язык - "переселюсь (ли) на край моря, - и там рука Твоя поведёт меня, и удержит меня десница Твоя"). Трижды пропел Святой Василий эти слова со слезами. Диаконы усомнились, не испугался ли святитель будущих мук, но он успокоил их.
На суде Святитель Василий решительно отверг предложение императора стать верховным жрецом и был приговорен к смерти. Елпидифор деньгами задобрил воинов, и они позволили святителю помолиться и поговорить с друзьями перед казнью. После этого святитель сказал палачу: "Друг, делай, что тебе приказано", - и спокойно встал под удар меча.
Когда мученик был обезглавлен. Елпидифор пытался выкупить у воинов его останки. Но воины опасались императора и бросили тело и главу святителя в море. После этого Елпидифору трижды во сне предстал Ангел Божий со словами: "Епископ Василий в Синопе и ждет вас". Повинуясь этому зову, Елпидифор и диаконы отплыли в Синоп и там попросили рыбаков закинуть сети. Когда закинули сеть "на счастье" диаконов Фестима и Парфения, ничего не поймали. Тогда Елпидифор объявил, что он просит закинуть сеть во Имя Бога, Которому он поклоняется. На этот раз сеть вынесла тело Святителя Василия. Голова приросла к нему, и только шрам на шее указывал на след меча. Мощи Святителя Василия были перевезены в Амасию и погребены в построенном им храме.