August 5th, 2017

Святой Праведный Воин Феодор Ушаков.





Святой праведный Феодор Ушаков родился 13 февраля 1745 года в сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской губернии в благочестивой семье. В феврале 1761 года был зачислен в Морской кадетский корпус в Петербурге, который успешно закончил в 1766 году с получением чина мичмана. По окончании учебы был определен на флот Балтийского моря с последующим переводом на юг, в Азовскую флотилию.
В августе 1783 года капитан II ранга Ф. Ушаков прибыл в Херсон, а через два года уже в чине капитана I ранга будущий прославленный адмирал прибыл на корабле «Святой Павел» в новопостроенную крепость Севастополь.
В августе 1787 года Турция объявила о вступлении в войну с Россией. Победы в начавшихся военно-морских баталиях с неприятелем прославили русский флот. В июне-июле 1788 года русская морская эскадра под командованием Феодора Ушакова одержала первую победу над превосходящими силами противника у острова Фидониси. 1790 год был ознаменован еще одной победой над турецким флотом в Керченском морском сражении у острова Тендры. А за блистательную победу у мыса Калиакрия, завершившую в 1791 году русско-турецкую войну, контр-адмирал Ф. Ушаков был награжден орденом Святого Александра Невского.
После вступления в 1796 году на Российский престол императора Павла I произошли определенные изменения политической обстановки, был заключен союз с Англией против республиканской Франции. В августе 1798 года началась Средиземноморская кампания, в ходе которой были освобождены Ионические острова (Занте, Кефалония, Чериго и другие). В 1799 году после взятия крепости Корфу Ф. Ушаков был произведен в чин адмирала. [Spoiler (click to open)]
26 октября 1800 года адмирал Ф. Ушаков возвратился в Севастополь, а в марте 1801 года был переведен в Петербург.
С Божией помощью, благодаря покровительству Небесных Сил, адмирал Ушаков провел сорок кампаний, в которых не только не потерпел ни одного поражения и не потерял ни одного корабля, но и построил множество новых, став реформатором русского флота и прочно укрепив его позиции на Средиземноморье, утвердив славу России как великой морской державы. Ни один из его матросов не попал в плен к неприятелю.
Будучи сторонником суворовской школы воспитания защитников Отечества, он имел глубоко христианскую натуру, проявившуюся во всех направлениях его деятельности: военной, дипломатической, благотворительной. Русский народ знал: где Ушаков – там победа. Как и генералиссимус А. В. Суворов, Ушаков стал символом непобедимой мощи русского воинства.
19 декабря 1806 года адмиралом Ф. Ушаковым было подано прошение об отставке. В 1810 году он переехал в деревню Алексеевку неподалеку от Санаксарского монастыря. Будучи племянником знаменитого санаксарского старца Феодора, адмирал последние годы жизни провел вдали от столицы, занимаясь благотворительностью и помогая обездоленным. Адмирал Ушаков был частым богомольцем в Санаксарском монастыре, подолгу оставался в нем, неукоснительно посещая все монастырские богослужения.
После начала в 1812 году Отечественной войны, Ф. Ушаков совместно с темниковским протоиереем Асинкритом Ивановым устроил госпиталь для раненых, пожертвовал средства на содержание 1-го Тамбовского пехотного полка.
2/15 октября 1817 года последовала блаженная кончина адмирала Ф. Ушакова. По завещанию Феодор Феодорович был погребен «по желанию его в монастыре подле сродника его из дворян, первоначальника обители сия иеромонаха Феодора».
Феодор Ушаков в своей земной жизни был доблестным флотоводцем, покрывшим себя неувядаемой славой, и в то же время человеком высокой духовной жизни, исполненным необыкновенной чистоты, подлинным подвижником благочестия. Светское и духовное начала соединились в нем удивительно гармонично, и жизнь его, победив неумолимое время, стала достоянием вечности, превратившись в воплощенную легенду, песню, переходящую из уст в уста.
В личности великого русского флотоводца сошлись высокое служение Церкви и доблесть православного воинства, обретя конкретное воплощение через исполненную драматизма прекрасную и величественную жизнь стратега и тактика морского боя, выдающегося дипломата, подлинного воина Христова, освященную истинной духовностью.
В народе всегда глубоко почитался подвиг воина, исполненного непоколебимой веры, мужества и христианского сострадания к ближним. Милостивый печальник народных нужд, суровый и требовательный по отношению к себе, но снисходительный и щедрый в обращении к подчиненным, – таким был адмирал, отец родной для всех, кто нуждался в его покровительстве, он всегда был окружен особой любовью.
От эпохи адмирала Ушакова нас отделяет сравнительно небольшой временной промежуток – всего два столетия. Сохранились свидетельства об Ушакове, живущие в семейных преданиях родственников его соратников, возрождена обитель, с которой адмирала связывали прочные духовные нити и где были погребены его честные останки, сохранилась деревня Алексеевка, в которой он провел последние годы жизни, уйдя на покой от суетных земных дел и всецело посвятив себя Богу. Каждый из нас имеет счастливую возможность припасть к раке со святыми мощами воина Феодора и испросить у него Небесного заступничества.
В наше непростое время житие Феодора Ушакова является вдохновляющим примером воинской доблести и христианского милосердия, строгой приверженности Церкви, праведной, непорочной жизни и ревностного служения Отечеству.
4–5 августа 2001 года в Санаксарском Рождества Богородицы монастыре Саранской епархии состоялись торжества, посвященные канонизации святого праведного воина Феодора (Ушакова), адмирала Российского флота. Впервые в истории христианства в лике святых прославлен флотоводец.
На иконе новопрославленный святой изображен со свитком, на котором начертаны знаменательные слова: «Не отчаивайтесь, сии грозные бури обратятся ко славе России» – и это действительно так. Светлыми молитвами святого праведного воина Феодора, адмирала флота Российского, будут посланы нашему Отечеству мир, благоденствие и процветание.

Святитель Спиридон, Епископ Тримифунтский, Чудотворец.

Фреска монастыря Псача, Македония. 1365 - 1371 годы.



Чудотворная Почаевская икона Божией Матери.





Почаевская икона Божией Матери принадлежит к числу наиболее чтимых святынь Русской Церкви. Она известна всему славянскому миру: ее чтут в России, в Боснии, Сербии, Болгарии и других местах. Наряду с православными, на поклонение чудотворному образу Пресвятой Богородицы приходят и христиане других исповеданий. В Почаевской Лавре, древнем оплоте Православия, чудотворная икона пребывает около 400 лет. Чудеса, проистекающие от святой иконы, многочисленны и засвидетельствованы в монастырских книгах записями верующих, с молитвою обращавшихся об избавлении от неизлечимых недугов, освобождении от плена и вразумлении грешников.
В 1340 году на горе, где сейчас расположен монастырь, поселились два инока. Один инок после молитвы пошел к вершине горы и, вдруг, увидел Божию Матерь, стоявшую на камне и окруженную пламенем. Он позвал брата посмотреть на чудо. Третьим свидетелем видения был пастух Иоанн Босой. Он взбежал на гору, и они втроем прославили Бога. На камне, где стояла Пресвятая Богородица, навсегда остался отпечаток Ее правой стопы.
В 1559 году греческий митрополит Неофит, проезжая из Константинополя через Волынь, посетил жившую в имении Орля, недалеко от Почаева, дворянку Анну Гойскую. В благословение он оставил Анне привезенную из Константинополя икону Богородицы. Стали замечать, что от иконы исходит сияние. Когда перед иконой исцелился брат Анны Филипп, она передала в 1597 г. чудотворный образ инокам, поселившимся на Почаевской горе. Святой образ был поставлен в храм, воздвигнутый в честь Успения Божией Матери. Позже там основан монастырь, на содержание которого Анна Гойская передала большие средства.
Чудотворная икона стала называться Почаевской. Среди многих свидетельств о помощи Царицы Небесной известно следующее.
Монах Почаевского монастыря был захвачен в плен татарами, Находясь в неволе, он вспоминал Почаевскую обитель, ее святыни, Богослужения, песнопения. Особенно тосковал инок при наступлений праздника Успения Пресвятой Богородицы и слезно молил Божию Матерь об избавлении из плена. И вот, по молитвам Пресвятой Девы, однажды исчезли стены темницы, а инок оказался у стен Почаевской обители. [Spoiler (click to open)]
Празднование в честь Почаевской иконы Божией Матери 23 июля (5 августа) было установлено в память избавления Успенской Почаевской Лавры от турецкой осады 20-23 июля 1675 года.
Летом 1675 года во время Збаражской войны с турками, в царствование польского короля Яна Собесского (1674-1696), полки, состоящие из татар, под предводительством хана Нурредина, через Вишневец подступили к Почаевской обители, обступив ее с трех сторон. Слабая монастырская ограда, как и несколько каменных зданий обители, не представляла никакой защиты для осаждаемых. Игумен Иосиф Добромирский убедил братию и мирян обратиться к небесным заступникам: Пресвятой Богородице и преподобному Иову Почаевскому. Иноки и миряне усердно молились перед чудотворным образом Божией Матери и ракой с мощами преподобного Иова. Утром 23 июля (5 августа) с восходом солнца татары держали последний совет о штурме обители, игумен же велел петь акафист Божией Матери. С первыми словами "Взбранной Воеводе" над храмом внезапно явилась Сама Пречистая Богородица, "омофор белоблистящийся распуская", с небесными Ангелами, держащими обнаженные мечи. Преподобный Иов находился близ Божией Матери, кланяясь Ей и молясь о защите обители. Татары приняли небесное воинство за привидение, в смятении стали стрелять в Пресвятую Богородицу и преподобного Иова, но стрелы возвращались назад и ранили тех, кто их пускал. Ужас охватил неприятеля. В паническом бегстве, не разбирая своих, они убивали друг друга. Защитники монастыря устремились в погоню и захватили многих в плен. Некоторые пленные впоследствии приняли христианскую веру и остались в обители навсегда.
В 1721 году Почаев был занят униатами. Однако и в это трудное для Лавры время монастырская летопись зафиксировала 539 чудотворений от прославленной православной святыни. Во время господства униатов, во второй половине ХVIII века, например, граф-униат Николай Потоцкий стал благотворителем Почаевской Лавры по следующему чудесному обстоятельству. Обвинив своего кучера в том, что взбесившиеся лошади перевернули коляску, граф достал пистолет, чтобы убить его. Кучер, обратясь к Почаевской горе, поднял руки вверх и воскликнул: "Матерь Божия, явленная в иконе Почаевской, спаси меня!" Потоцкий несколько раз пытался выстрелить из пистолета, никогда ему не изменявшего, но оружие делало осечку. Кучер остался жив. Потоцкий немедленно отправился к чудотворной иконе и решил себя и все свое имущество посвятить на устроение обители. На его средства построены Успенский собор и братский корпус.
Возвращение Почаева в лоно Православия в 1832 году было ознаменовано чудесным исцелением слепой девочки Анны Акимчуковой, пришедшей на поклонение святыням с семидесятилетней бабушкой за 200 верст из Кременец-Подольска. В память этих событий архиепископ Волынский священноархимандрит Лавры Иннокентий (1832-1840) установил еженедельное, по субботам, чтение соборного акафиста перед чудотворной иконой. Во время управления Лаврой священноархимандритом Агафангелом, архиепископом Волынским (1866-1876), был устроен особый придел на хорах Свято-Троицкой церкви в память победы над татарами, освященный 23 июля 1875 года.

6 АВГУСТА - ДЕНЬ ПАМЯТИ СВЯТЫХ МУЧЕНИКОВ БЛАГОВЕРНЫХ КНЯЗЕЙ БОРИСА И ГЛЕБА.



Святые Мученики Благоверные Князья Борис и Глеб. Фреска Спасо-Преображенского храма в Полоцке. XII век.





Фрагмент фрески. Святой Глеб.





Фрагмент фрески. Святой Борис.





Святой Мученик Благоверный Князь Борис. Фреска церкви Успения на Волотовом поле в Новгороде. 1390-е годы.



Святые благоверные князья-страстотерпцы Борис и Глеб (в святом Крещении — Роман и Давид) — первые русские святые, канонизированные как Русской, так и Константинопольской Церковью. Они были младшими сыновьями святого равноапостольного князя Владимира (+ 15 июля 1015 года). Родившиеся незадолго до Крещения Руси святые братья были воспитаны в христианском благочестии. Старший из братьев — Борис получил хорошее образование. Он любил читать Священное Писание, творения Святых Отцов и особенно жития святых. Под их влиянием святой Борис возымел горячее желание подражать подвигу угодников Божиих и часто молился, чтобы Господь удостоил его такой чести.
Святой Глеб с раннего детства воспитывался вместе с братом и разделял его стремление посвятить жизнь исключительно служению Богу. Оба брата отличались милосердием и сердечной добротой, подражая примеру святого равноапостольного великого князя Владимира, милостивого и отзывчивого к бедным, больным, обездоленным. [Spoiler (click to open)]
Еще при жизни отца святой Борис получил в удел Ростов. Управляя своим княжеством, он проявил мудрость и кротость, заботясь прежде всего об утверждении Православной веры и благочестивого образа жизни среди подданных. Молодой князь прославился также как храбрый и искусный воин. Незадолго до своей смерти великий князь Владимир призвал Бориса в Киев и направил его с войском против печенегов. Когда последовала кончина равноапостольного князя Владимира, старший сын его Святополк, бывший в то время в Киеве, объявил себя великим князем Киевским. Святой Борис в это время возвращался из похода, так и не встретив печенегов, вероятно, испугавшихся его и ушедших в степи. Узнав о смерти отца, он сильно огорчился. Дружина уговаривала его пойти в Киев и занять великокняжеский престол, но святой князь Борис, не желая междоусобной распри, распустил свое войско: «Не подниму руки на брата своего, да еще на старшего меня, которого мне следует считать за отца!»
Однако коварный и властолюбивый Святополк не поверил искренности Бориса; стремясь оградить себя от возможного соперничества брата, на стороне которого были симпатии народа и войска, он подослал к нему убийц. Святой Борис был извещен о таком вероломстве Святополка, но не стал скрываться и, подобно мученикам первых веков христианства, с готовностью встретил смерть. Убийцы настигли его, когда он молился за утреней в воскресный день 24 июля (6 августа) 1015 года в своем шатре на берегу реки Альты. После службы убийцы ворвались в шатер к князю и пронзили его копьями. Любимый слуга святого князя Бориса — Георгий Угрин (родом венгр) бросился на защиту господина и немедленно был убит. Но святой Борис был еще жив. Выйдя из шатра, он стал горячо молиться, а потом обратился к убийцам: «Подходите, братия, кончите службу свою, и да будет мир брату Святополку и вам». Тогда один из них подошел и пронзил его копьем. Слуги Святополка повезли тело Бориса в Киев, по дороге им попались навстречу два варяга, посланных Святополком, чтобы ускорить дело. Варяги заметили, что князь еще жив, хотя и едва дышал. Тогда один из них мечом пронзил его сердце. Тело святого страстотерпца князя Бориса тайно привезли в Вышгород и положили в храме во имя святого Василия Великого.
После этого Святополк столь же вероломно умертвил святого князя Глеба. Коварно вызвав брата из его удела — Мурома, Святополк послал ему навстречу дружинников, чтобы убить святого Глеба по дороге. Князь Глеб уже знал о кончине отца и злодейском убийстве князя Бориса. Глубоко скорбя, он предпочел смерть, нежели войну с братом. Встреча святого Глеба с убийцами произошла в устье реки Смядыни, неподалеку от Смоленска.
В чем же состоял подвиг святых благоверных князей Бориса и Глеба? Какой смысл в том, чтобы вот так — без сопротивления погибнуть от рук убийц?
Жизнь святых страстотерпцев была принесена в жертву основному христианскому доброделанию — любви. «Кто говорит: «Я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец» (1 Ин. 4, 20). Святые братья сделали то, что было еще ново и непонятно для языческой Руси, привыкшей к кровной мести — они показали, что за зло нельзя воздавать злом, даже под угрозой смерти. «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить» (Мф. 10, 28). Святые мученики Борис и Глеб отдали жизнь ради соблюдения послушания, на котором зиждется духовная жизнь человека и вообще всякая жизнь в обществе. «Видите ли, братия, — замечает преподобный Нестор Летописец, — как высока покорность старшему брату? Если бы они противились, то едва ли бы сподобились такого дара от Бога. Много ныне юных князей, которые не покоряются старшим и за сопротивление им бывают убиваемы. Но они не уподобляются благодати, какой удостоились сии святые».
Благоверные князья-страстотерпцы не захотели поднять руку на брата, но Господь Сам отомстил властолюбивому тирану: «Мне отмщение, и Аз воздам» (Рим. 12, 19).
В 1019 году князь Киевский Ярослав Мудрый, также один из сыновей равноапостольного князя Владимира, собрал войско и разбил дружину Святополка. По промыслу Божию, решающая битва произошла на поле у реки Альты, где был убит святой Борис. Святополк, названный русским народом Окаянным, бежал в Польшу и, подобно первому братоубийце Каину, нигде не находил себе покоя и пристанища. Летописцы свидетельствуют, что даже от могилы его исходил смрад.
«С того времени, — пишет летописец, — затихла на Руси крамола». Кровь, пролитая святыми братьями ради предотвращения междоусобных распрей, явилась тем благодатным семенем, которое укрепляло единство Руси. Благоверные князья-страстотерпцы не только прославлены от Бога даром исцелений, но они — особые покровители, защитники Русской земли. Известны многие случаи их явления в трудное для нашего Отечества время, например, — святому Александру Невскому накануне Ледового побоища (1242), великому князю Димитрию Донскому в день Куликовской битвы (1380). Почитание святых Бориса и Глеба началось очень рано, вскоре после их кончины. Служба святым была составлена митрополитом Киевским Иоанном I (1008-1035).
Великий князь Киевский Ярослав Мудрый позаботился о том, чтобы разыскать останки святого Глеба, бывшие 4 года непогребенными, и совершил их погребение в Вышгороде, в храме во имя святого Василия Великого, рядом с мощами святого князя Бориса. Через некоторое время храм этот сгорел, мощи же остались невредимы, и от них совершалось много чудотворений. Один варяг неблагоговейно стал на могилу святых братьев, и внезапно исшедшее пламя опалило ему ноги. От мощей святых князей получил исцеление хромой отрок, сын жителя Вышгорода: святые Борис и Глеб явились отроку во сне и осенили крестом больную ногу. Мальчик пробудился от сна и встал совершенно здоровым. Благоверный князь Ярослав Мудрый построил на этом месте каменный пятиглавый храм, который был освящен 24 июля 1026 года митрополитом Киевским Иоанном с собором духовенства. Множество храмов и монастырей по всей Руси было посвящено святым князьям Борису и Глебу, фрески и иконы святых братьев-страстотерпцев также находятся в многочисленных храмах Русской Церкви.