January 10th, 2020

11 ЯНВАРЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ СВЯТОГО ПРЕПОДОБНОГО СТАРЦА ЛАВРЕНТИЯ ЧЕРНИГОВСКОГО.

Святой Преподобный Лаврентий Черниговский.

11 ЯНВАРЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ СВЯТОГО ПРЕПОДОБНОГО ВАСИЛИСКА СИБИРСКОГО, ТУРИНСКОГО.

Святой Преподобный Василиск Сибирский, Туринский. Портрет. Середина - третья четверть XIX века.

Святой Преподобный Василиск Сибирский, Туринский. Портрет. Середина - третья четверть XIX века.



«Аще не обратитеся, и не будете яко дети, не внидите в Царство Небесное», — сказано Господом, и многим, на первый взгляд, это кажется легким для исполнения. Но лишь редкие избранники Божии, и среди них Василиск Сибирский, достигли своим подвигом и непрестанной Иисусовой молитвой духовного младенчества — полного незлобия, совершенного отсутствия возношения, глубокого сознания своей немощи и нужды в ежеминутном заступлении Божием.[Spoiler (click to open)] Путь преподобного Василиска к этой вершине лежал через тяжкие скорби и искушения. Пустынник Василиск (в миру Василий) родился в середине XVIII века в семье крестьянина деревни Иваниш Калязинского уезда Тверской губернии. Его родители Гавриил и Стефанида детей своих, троих сыновей, воспитывали в страхе Божием. Отрок Василий с детства познал труд и нужду: просил милостыню, затем некоторое время был пастушком. С малых лет его отличали простота сердца, любовь к Богу и смиренный нрав. Не смея перечить отцу, Василий вступил в брак, но вскоре с согласия жены оставил семью и начал проводить монашеский образ жизни сначала в миру, а затем в различных монастырях. Некоторое время жил он отшельником в лесах Чувашии. Василий стремился постоянно пребывать в молитве, не давал послабления своей плоти: берегся от насыщения, излишнего питья и особенно сна, все ночи под праздники проводил в бдении. Если же его начинал одолевать сон, он клал поклоны, колол дрова или пел духовные песни. И так проводил он все праздники в великом труде до изнеможения, ибо тогда не знал еще о сердечном безмолвии и хранении ума. Когда к нему заходили странники, он всех любезно встречал, но если кто-нибудь просился к нему жить, — отказывал, говоря, что грешен, пребывает в нерадении и вообще дал обет проводить жизнь уединенную. Когда же проситель настаивал, Василий отвечал ему с кротостью: «Вместе жить нам никак нельзя, но, если хочешь, оставайся в моей келье, а я пойду на другое место».


Как-то один из странствующих братий рассказал Василию, что в брянских лесах живет в пустыне с учениками иеромонах Адриан — старец великой жизни, многоопытный и простой. Василий, желая предать себя в повиновение искусному наставнику, сразу же отправился к нему. И действительно, жизнь при старце Адриане стала для него новой ступенью монашества. Предав себя ему в послушание, Василий преуспевал в постнических трудах и скоро, как лоза привитая и давшая ко времени плод, был пострижен старцем в мантию с именем Василиск. Через некоторое время отец Адриан был вызван Петербургским митрополитом Гавриилом для обновления Коневской обители, и все его ученики последовали за ним, а отец Василиск остался жить в столь желанном для него уединении. Однако теперь напали на него искушения и страхования, каких раньше он и не испытывал. Часто по ночам просыпался он от жутких голосов, угрожавших ему: «Ты здесь один, а нас много, мы тебя погубим». От нестерпимого ужаса случалось ему впадать в уныние. Ко всему прочему, тело его было немощно и болезненно. Пищу употреблял самую простую, даже суровую, а если и принимал какие-либо приношения от почитавших его, то сам почти ничего не ел, а все раздавал другим. Также вырезал старец из дерева грубоватые ложки (изящно делать он не умел) и дарил посетителям. Те очень радовались и щедро жертвовали за подарок, столь для них дорогой.


Такова была жизнь смиренного монаха Василиска, посвящавшего все время молитве и подвижничеству. Примерно в это время встретил он своего будущего сомолитвенника и духовного брата — отца Зосиму (Верховского), тогда еще носившего имя Захария и желавшего стать отшельником. Пустынническая жизнь брянских монахов привлекала душу юноши, но более всех прилепился он сердцем к отцу Василиску. Взаимна была и любовь к нему старца. «Всегда просил я Господа, чтобы послал мне друга духовного, искреннего, сердечного, единодушного, ибо и в безмолвии трудно жить одному. Сказано: «брат от брата помогаем, яко град тверд» и «горе единому». Итак, я просил Бога, а сам не решался никого принимать, ожидая, пока Сам Господь, «ими же весть судьбами», явит мне такового. И вот душа моя прилепилась к тебе столь сильною любовью, что как будто известился я, что в тебе дает мне Господь просимого мною», — говорил ему позже сам старец. Чтобы испытать силу произволения и твердость намерения юного Захарии, Василиск благословил его пожить сначала в Коневской общежительной обители и лишь через три года, с благословения отца Адриана, принял к себе. Однако хотя он и полюбил Зосиму, как свою душу, все же не считал его за сына и ученика, полагая, что по просвещению ума своего Зосима более него сведущ во всех писаниях святых отцов. Кроме того, именно Зосима открыл старцу тайное монашеское сокровище, объяснив учение о сердечной молитве. С возгоревшейся ревностью, усердно начал упражняться Василиск в молитве Иисусовой и так ее полюбил, так прилежно ей обучался, что плоды ее не замедлили явиться в этом простом и смиренном сердце, искренно любящем Господа. О чудных духовных действиях молитвы в старце Василиске отец Зосима составил особую рукопись — «Повествование о действиях сердечной молитвы старца-пустынножителя Василиска», куда прилежно записывал все откровения подвижника. Отец Василиск не только доверял ему тайны своего сердца, но и сам рассматривал и выправлял повествование. Чистота сердца и глубокое смирение перед Богом и ближними позволили преподобному достичь возвышеннейшего духовного преуспеяния. Неоднократно удостаивался он осияния лучезарным светом, сподоблялся лицезрения Спасителя и Пресвятой Богородицы, видений райских блаженств и адских мук, а однажды в упоении духовной любовью ко Господу был восхищен из тела на воздух и наслаждался несказанной сладостью и блаженством (истинность молитвенного подвига старца Василиска засвидетельствовал святитель Игнатий (Брянчанинов), который в III томе своих аскетических сочинений пишет, что, насколько ему известно, в его, XIX, столетие только два инока сподобились видеть свою душу исшедшею из тела, одним из каковых и был преподобный Василиск).


Около 10 лет провели отец Василиск и отец Зосима, по благословению отца Адриана, близ Коневской обители, упражняясь в монашеских подвигах и особенно в молитве Иисусовой. Многим помогали они мудрыми советами: десятки богомольцев посещали подвижников, и все находили у них доброе утешение и духовную поддержку. Нередко отец Василиск предузнавал и перемены, грядущие в жизни его или других людей, которые со временем и исполнялись.


Затем в течение 20 лет подвизались они в отшельничестве в сибирском лесу, в районе г. Кузнецка. Здесь с ними произошел такой случай. Отправляясь на зимовку, договорились они с одним благочестивым крестьянином, что он в определенное время будет подвозить им продукты, а весной, до разлива рек, поможет выбраться из тайги. Наступила весна, а крестьянин по неведомым причинам к ним не приехал, и, видя, что дальнейшее ожидание бесполезно, отшельники решились идти сами. Расстояние в сорок верст полагали они пройти дня в два-три, но на деле путь этот занял не одну неделю. После первых же дней путешествия увидели они, что совсем заблудились и в какую сторону идти не знают: небо затянуло облаками, ветер воет, солнце вовсе не появляется. Предав себя на волю Божию, двигались они, ориентируясь по солнцу, а в пасмурные дни — по коре деревьев. Одежда и обувь на них поизносились, запас пищи подходил к концу, все меньше оставалось сил. Как-то раз, проведя ночь почти без отдыха, пришли они к берегу реки, через которую надо было переправляться. Старец Василиск, встав на лыжи, перешел по льду без препятствий. Следом за ним двинулся и отец Зосима, но так как он был тяжелей, то лед не выдержал его, и он стал тонуть, погрузившись по грудь в воду. На ногах лыжи, а нагнуться и отвязать их мешает лед. Сил старца Василиска, конечно, не хватило бы, чтоб вытащить утопающего. «Тогда, — вспоминал отец Зосима, — я отчаялся остаться в живых. Ибо ноги мои из-за креплений держались на лыжах, а сами лыжи в реке, увязли во льду и снегу. И никак невозможно было мне подняться и вылезти на берег, нагнуться же и рукою достать лыжи вода и лед не давали. Старец мой, видя, что я так увяз, не знал, как помочь. Тогда воззвали мы к Божией Матери: «Пресвятая Богородице, помоги!» Я просил старца подать мне свою руку, говоря ему: «Авось как-нибудь, придерживаясь за тебя, выйду». Он подал, — и я так легко и скоро вышел к нему на берег, что мне кажется — легче, нежели бы я был свободным и не погрязшим! И как мои ноги вышли из лыж, привязанных к ним ременными креплениями, — это весьма удивительно. Только Господь Бог, ради Владычицы нашей Пресвятой Богородицы, восхотел даровать мне еще жизнь и явить, сколь облагодатствован мой старец».


Прошло еще несколько дней: вновь и вновь поднимались измученные путники и брели вперед, уповая на милость Божию, ни еды, ни сил у них уже не было. Наконец, к великой своей радости, увидели они отпечаток собачьей лапы, потом след человека, и вот вдали показалась деревня! Вместе с благодарственной молитвой к Богу неудержимым потоком полились слезы. Долго сидели они, отдыхая и размышляя о том, как Господь Бог отечески их наказал, но смерти не предал, что, несомненно, по Его Промыслу случилось им искушение, для научения и познания самих себя. А более всего благодарили они Бога за то, что во всех прискорбностях удержал Он их от ропота и не позволил отчаяться в Его всещедрой милости. Более двух месяцев был старец Василиск как расслабленный, не мог сам ни пить, ни есть, но постепенно пришел в силы. Более молодой отец Зосима оправился быстрее и во всем ему помогал. Видя вокруг внимание и участие, решили они остаться в Кузнецком округе до конца жизни. В пятидесяти верстах от Кузнецка пустынники нашли себе удобное место, с помощью благодетелей построили две кельи и стали вновь жить отшельнически. Ходить друг к другу воздерживались они до субботы, особенно в среду и пяток хранили уединение. А воскресенья и праздники проводили вместе в чтении и духовных дружеских беседах, прогуливаясь по пустынным окрестностям. Весною же, когда травы еще не велики, недели по две не возвращаясь, ходили по разным лесным местам, по горам и долинам, взяв с собою огниво, котелок и сухарей. Добрые христолюбцы изредка посещали пустынных старцев, делая им приношения. Однако денег они решительно ни от кого не брали, а только лишь самые простые и скудные пожертвования, необходимые для их пропитания и одеяния. Причем старались воздавать и за них своим рукоделием: отец Василиск делал посуду глиняную, а отец Зосима — деревянную. Таково было их житие внешнее. Но невозможно описать то, что совершалось в глубине их душ, ибо никакие слова не могут в точности изобразить внутреннюю жизнь истинных пустынников. 24 года прожили старцы Зосима и Василиск в пустыне почти неисходно, думая, вероятно, и окончить там свои дни. Однако, «зажегши свечу, не ставят её под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме» (Мф.5:15). Господу было угодно, чтобы, стяжав высокие добродетели, они послужили теперь делу спасения ближних. Некая мещанка города Кузнецка, Анисья Котохова, пожелала начать иноческую жизнь. Поблизости монастырей не было, а в европейскую часть России ехать было далеко, и она решила прибегнуть к духовному руководству пустынников. Получив их согласие и доверив им свою волю, она поселилась в деревеньке на берегу реки Томи, к ней стали проситься в сомолитвенницы и другие девицы. Старец Василиск часто посещал их, окормляя и наставляя в иноческой жизни, иногда посылал к ним и отца Зосиму. Очень скоро стало очевидным неудобство монашеского жития среди мирян — надо было хлопотать о переводе инокинь в какой-нибудь упраздненный монастырь. Тобольский архиерей согласился отдать под их нужды опустевший мужской монастырь в городе Туринске, а отец Зосима исхлопотал в Священном Синоде перевод этой обители в разряд женских. Так был возрожден Свято-Николаевский монастырь, близ которого и провел в уединении последние свои годы преподобный Василиск. По старости лет нередко подолгу проживал он и в самой обители. Именно здесь, во время смуты и неправого гонения на старца Зосиму, он явился во сне двум членам Следственной комиссии, увещевая их оправдать и защитить его духовного друга и сотаинника по причине его полной невиновности.


Блаженная кончина старца Василиска последовала 29 декабря 1824 года. Время своего отхода он указал с точностью, накануне исповедался и приобщился Святых Христовых Таин. Крестьянин, который служил ему до кончины, приложив свою руку к груди отходящего пустынника, ощутил, что сердце в умирающем сильно бьется и мечется во все стороны. До самого последнего вздоха был он в устной и сердечной молитве и со словами: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий», — испустил дух, будто уснул. Причем и по исшествии духа сердце еще долго в нем трепетало. За четыре дня, прошедших до приезда старца Зосимы, вид почившего не только не сделался хуже, но стал еще благовиднее. Тело его было мягким, как у спящего. Отец Зосима приказал написать с него портрет, ибо по глубокому смирению своему при жизни старец на это никак не соглашался. Перед погребением на седьмые сутки, когда стали вынимать тело старца из гроба, чтобы спеленать в мантию, оно оказалось гибким, как у живого. Святой подвижник был погребен близ алтаря монастырского собора. В 1913 г. над могилой старца была построена, а в 1914 г. освящена каменная часовня во имя Cвятого Мученика Василиска. Ее посещало множество богомольцев, которые часто служили панихиды, молясь о упокоении всеми любимого и почитаемого подвижника. В советское время и храм, и часовня были уничтожены, на их месте же построены гаражи. Святые мощи преподобного были обретены в 2000 году. Известны случаи исцелений и духовной помощи после молитвенного к нему обращения.


Мощи святого Василиска находятся в екатеринбургском поселке Елизавет, в храме в честь Всемилостивого Спаса.


Вся жизнь старца Василиска являет нам собой пример полного самоотречения и ревностного следования за Господом, подлинного исполнения Евангельских заповедей о любви к Богу и ближним. Не обладая никакой мирской мудростью, он был удостоен от Господа премудрости «свыше». Сознавая и почитая себя «малейшим» в мире сем, он сподобился стать великим о Господе и засвидетельствовал своим примером истинность евангельских слов: «Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят!»


Преподобный Василиск Сибирский был прославлен в лике святых в 2004 году.

11 ЯНВАРЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ СВЯТЫХ МУЧЕНИКОВ 14 000 МЛАДЕНЦЕВ, ОТ ИРОДА В ВИФЛЕЕМЕ УБИЕННЫХ.

Избиение Вифлеемских младенцев. Миниатюра Минология (месяцеслова) императора Василия II. Византия, 985 год.

Избиение Вифлеемских младенцев. Миниатюра Минология (месяцеслова) императора Василия II. Византия, 985 год.



Избиение Вифлеемских младенцев. Плач Рахили. Фреска церкви Святого Димитрия в Марковом монастыре близ Скопье, Македония. Около 1376 года.

Избиение Вифлеемских младенцев. Плач Рахили. Фреска церкви Святого Димитрия в Марковом монастыре близ Скопье, Македония. Около 1376 года.

[Spoiler (click to open)]

Когда царь Ирод осознал, что был обманут волхвами, не показавшими ему путь к тому месту, где находился новорожденный Спаситель и Царь, он в ярости приказал воинам истребить в Вифлееме и его окрестностях всех младенцев мужского пола, которым не исполнилось еще двух лет. Царь был весьма встревожен появлением на свет Младенца, Чье рождение было предвозвещено столь необыкновенными знамениями и поклониться Которому поспешили такие знатные особы. Ирод счел, что Он будет представлять угрозу его собственной власти, поэтому не колеблясь обрек на смерть множество невинных душ, лишь бы в их числе умертвить Младенца Христа. Царь повелел убить всех детей, рожденных с момента первого появления Вифлеемской звезды, о чем он узнал из рассказа волхвов.

Так для матерей колена Вениаминова стало явью ужасное пророчество Иеремии: «Глас в Раме слышен (то есть в пределах колена Вениаминова), плач и рыдание, и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет» (Мф. 2: 18). Именно в Вифлееме находится гробница Рахили, которая, казалось, сама восстала в тот день из гроба, дабы разделить скорбь и слезы матерей. Их чада приняли смерть за Христа и вместо Христа и сделались начатком и цветом всех последующих мучеников.

Однако Ирод тщетно пытался воспротивиться Промыслу Божию. Праведный Иосиф, заблаговременно предупрежденный Ангелом, вместе с Девой Марией и Младенцем уже отправился в Египет. Избиение младенцев стало одним из последних преступлений Ирода.

В то время как царь замышлял убийство собственного сына Антипатра, заподозренного им в заговоре, его внезапно постигла весьма странная болезнь. Многие его современники увидели в ней наказание Божие: тело его, как бы снедаемое невидимым внутренним огнем, стало постепенно разлагаться изнутри, становясь похожим на гниющий труп, кишащий червями. Но даже находясь на пороге вечного проклятия, тиран не переставал сеять ужас своими злодеяниями, велев пытать всех своих противников и продолжая подготавливать казнь сына.

Христос Пантократор и Небесная Литургия. Фреска монастыря Грачаница, Косово, Сербия. Около 1320 года

Христос Пантократор и Небесная Литургия. Фреска центрального купола церкви Успения Пресвятой Богородицы в монастыре Грачаница, Косово, Сербия. Около 1320 года.

Христос Пантократор и Небесная Литургия. Фреска центрального купола церкви Успения Пресвятой Богородицы в монастыре Грачаница, Косово, Сербия. Около 1320 года. Фрагмент.

Христос Пантократор и Небесная Литургия. Фреска центрального купола церкви Успения Пресвятой Богородицы в монастыре Грачаница, Косово, Сербия. Около 1320 года. Лик Спасителя.

Христос Пантократор и Небесная Литургия. Фреска центрального купола церкви Успения Пресвятой Богородицы в монастыре Грачаница, Косово, Сербия. Около 1320 года. Лик Спасителя.

[Spoiler (click to open)]

Христос Пантократор (Вседержитель; от греч. Пαντοκρατωρ — Всевластный, Всесильный) — центральный образ в иконографии Христа, представляющий Его как Небесного Царя и Судию. Вседержителем Господь многократно именуется в Ветхом и Новом Завете. В левой руке Христа изображают свиток или Евангелие, правая обычно в благословляющем жесте.

Эпитет "Пантократор" является составляющей греческих слов παν — все, и κρατος — сила. Эпитет чаще всего понимается под смыслом всемогущества, то есть, возможности сотворить абсолютно всё, что является одним из свойств Бога. Иными словами, менее литературным переводом слова Пαντοκρατωρ будет словосочетание «Властитель всего», «Правитель мира».

Исторически термин появился в раннехристианском обществе, когда все чаще в греческом языке стала проявляться необходимость перевести одно из еврейских имен Бога — Эль Шаддай.

Именование Κύριος Пαντοκράτωρ (Господь Вседержитель) неоднократно встречается в Священном Писании: «Господи Вседержителю, Боже Израиля!» (Вар.3:1), «Царь всесильный, высочайший, Бог Вседержитель» (3 Мак.6:2), «во власти Господа Вседержителя врата смерти» (Пс.67:21). Апостол Павел во 2-м послании к Коринфянам пишет: «И буду вам Отцом, и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель» (2Кор.6:18). Дважды это имя использует в Откровении Иоанн Богослов:

Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель (Откр.1:8).
Свят, Свят, Свят Господь Бог Вседержитель, который был, есть и грядет (Откр.4:8).

В Византии образ Христа Пантократора появляется, приблизительно, с IV—VI веков. Древнейшим из известных его иконописных воспроизведений является икона "Христос Пантократор" из Синайского монастыря (середина VI века).



Необычное расположение пальцев левой руки Спасителя объясняется так: сведённые вместе три перста символизируют православный догмат о Святой Троице: Бог Един по существу, но Троичен в Лицах. Два других перста символизируют догмат о двух природах (естествах) во Христе: Божественной и Человеческой.