May 2nd, 2020

3 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ СЕРБСКОГО, ЕПИСКОПА ОХРИДСКОГО И ЖИЧСКОГО.

Святитель Николай Сербский, Епископ Охридский и Жичский.

Святитель Николай Сербский, Епископ Охридский и Жичский.

Святитель Николай Сербский, Епископ Охридский и Жичский.

[Spoiler (click to open)]

Святитель Николай (Велимирович) (1880-1956), епископ Охридский и Жичский, - организатор православного народного движения в межвоенной Сербии, видный богослов и религиозный философ, сербский духовный писатель.

В миру Никола Велимирович, родился 23 декабря 1880 года в горном селе Лелич в западной Сербии, в крестьянской семье, в которой было девять детей. Он был отдан набожными родителями в школу при монастыре Челие («Келии»).

По окончании гимназии в городе Валево и Белградской духовной семинарии, Никола Велимирович получил стипендию для обучения в Берне, где в 28 лет ему была присвоена степень доктора богословия. Тема его доктората была: «Вера в Воскресение Христово как основная догма Апостольской Церкви». Вслед за этим Никола Велимирович блестяще заканчивает философский факультет в Оксфорде и защищает свой второй, на этот раз философский, докторат.

Вернувшись в Сербию, молодой доктор начинает преподавать в Белградской семинарии и одновременно печатает свои статьи в сербских церковных журналах, сотрудничать с которыми начал еще в юношеском возрасте. Как это часто бывает с людьми, избранными Господом, Никола Велимирович неожиданно тяжело заболевает. В больнице он дает себе слово в случае исцеления всего себя посвятить Богу и родной Церкви. Сразу же вслед за этим болезнь оставляет его, и, не медля ни одного лишнего дня, Никола Велимирович принимает монашеский постриг в монастыре Раковица близ Белграда, с наречением имени Николай.

В 1910 г. поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. Долго в Академии даже не знали о том, что он к тому времени уже окончил два известных европейских университета, при приеме в Академию он даже не упомянул законченные им западноевропейские факультеты, а поступал просто как вчерашний семинарист. Проповеднический и литературный талант сербского студента открылся на одном из академических духовных вечеров, где речью своей о. Николай поразил всю аудиторию, а особенно - митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония (Вадковского). После этого вечера митрополит Антоний выхлопотал для него у правительства стипендию на путешествие по России.

Таким образом о. Николай посетил все наиболее известные святые места, ближе узнал русский народ и никогда уже духовно не расставался с Россией. Она сделалась постоянным предметом его размышлений. С тех пор ни одна страна мира не воспринималась им с такой теплотой и родственной любовью, как Россия. В 1920-е годы, уже будучи епископом, он первым в мире заговорил о необходимости почитания памяти Царской семьи. За «нерешительностью» и «безволием» последнего русского Императора, о которых немало тогда говорилось среди русских эмигрантов в Сербии, он разглядел иные черты характера Императора Николая II и иной смысл предреволюционных лет русской истории.

«Долг, которым Россия обязала сербский народ в 1914 году, настолько огромен, что его не могут возвратить ни веки, ни поколения, - писал владыка Николай в 1932 году. - Это долг любви, которая с завязанными глазами идет на смерть, спасая ближнего своего.... Русский Царь и русский народ, неподготовленными вступая в войну за оборону Сербии, не могли не знать, что идут на смерть. Но любовь русских к братьям своим не отступила пред опасностью и не убоялась смерти. Посмеем ли мы когда-нибудь забыть, что русский Царь с детьми своими и с миллионами собратьев своих пошел на смерть за правду сербского народа? Посмеем ли умолчать пред небом и землей, что наша свобода и государственность стоят России больше, чем нам? Мораль мировой войны, неясная, сомнительная и с разных сторон оспариваемая, являет себя в русской жертве за сербов в евангельской ясности, несомненности и неоспоримости..»

По возвращении из России о. Николай начал публиковать свои серьезные литературные труды: «Беседы под горой», «Над грехом и смертью», «Религия Негоша»...

Во время Первой мировой войны о. Николай исповедовал и причащал сербских солдат на боевых позициях и укреплял их дух проповедью. Все свое жалование он до конца войны перечислял на нужды раненых.

Примечательно, что сразу по окончании Первой мировой войны о. Николай предсказал неизбежность нового глобального столкновения. Знаток западной философии и культуры, он до подробностей точно описал методы, которыми будет пользоваться в следующей мировой войне «цивилизованная Европа». Главной причиной войны он считал удаление европейского человека от Бога. «Белой чумой» назвал владыка современную ему атеистическую культуру.

В 1920 году он был хиротонисан во епископа Охридского, в Македонию. Здесь, в колыбели славянской письменности, им были созданы истинные жемчужины его творчества: «Молитвы у озера», «Омилие», «Охридский пролог» и другие.
Вообще же, собрание сочинений владыки Николая насчитывает пятнадцать томов - факт удивительный, если учесть, что ни на день не прерывался его подвижнический труд по епархии. Владыка выезжал в самые отдаленные концы ее, встречался с верующими, основывал сиротские дома, помогал восстановлению разрушенных войной храмов и монастырей.

В 1924-1926 годах он был также временно управляющим зарождавшейся Американской епархии Сербского Патриархата.

Понимая опасность сектантской пропаганды, уже тогда набиравшей силу, владыка Николай возглавил так называемое «богомольческое движение» в сербском народе, призванное привлечь к Церкви простых, зачастую неграмотных крестьян, живущих в отдаленных горных селах. «Богомольцы» не составляли какой-то особой организации. Это были люди, готовые не только регулярно посещать храм, но и повседневно жить по канонам своей православной веры, по христианским укладам родной страны, увлекая своим примером и других. «Богомольческое» движение, распространившееся стараниями владыки по всей Сербии, можно назвать народным религиозным пробуждением.

В 1934 году был назначен епископом Жичским. Духовный центр ее, древний монастырь Жича, требовал всестороннего обновления, как и многие другие монастыри в этой части центральной Сербии. И здесь, как и в Охриде, владыке Николаю пришлось упорядочивать монастырскую и церковную жизнь, нарушенную мировой войной, а если смотреть глубже, - пятивековым турецким владычеством на Балканах. Вскоре трудами и молитвами владыки было восстановлено множество древних церквей.

Началась Вторая мировая война, когда Сербия, уже в который раз в истории, разделила судьбу с Россией. Гитлер, нашедший себе преданных союзников в хорватах, естественно предполагал в сербах своих противников. Разрабатывая план вторжения в Югославию, он приказывал своему командующему Южным фронтом, в частности, следующее: «Уничтожить сербскую интеллигенцию, обезглавить верхушку Сербской Православной Церкви, причем в первом ряду - Патриарха Дожича, митрополита Зимонича и епископа Жичского Николая Велимировича..». Вскоре владыка вместе с Патриархом Сербским Гавриилом оказались в печально известном концлагере Дахау - единственные в Европе церковные лица такого сана, взятые под стражу!

Их освободила 8 мая 1945 года 36-я американская дивизия. К сожалению, это освобождение не означало для владыки Николая возвращения на Родину. В Югославии в конце войны насильственным способом пришел к власти атеистический режим Тито.

Находясь в эмиграции в Америке, владыка продолжал служить и работал над новыми книгами - «Жатвы Господни», «Страна Недоходимия», «Единственный Человеколюбец». Его заботой была и отправка помощи в разрушенную войной Сербию. В это время все его литературные труды на Родине были запрещены и оклеветаны, а сам он, узник фашистского концлагеря, превращен коммунистической пропагандой в «сотрудника оккупантов».

Епископ Николай мирно скончался 18 марта 1956 года в русском монастыре святого Тихона в Южном Ханаане (штат Пенсильвания). Смерть застала его за молитвой.

Из русского монастыря тело владыки Николая было перенесено в сербский монастырь Святого Саввы в Либертвилле (штат Иллинойс, близ Чикаго) и похоронено с почестями на местном кладбище. Последняя воля владыки - быть похороненным на Родине - в то время, по понятным причинам, не могла быть выполнена.

Прославление святителя Николая Сербского, Жичского как местночтимого святого Шабацко-Вальевской епархии совершилось в монастыре Лелич 18 марта 1987 года в день памяти владыки Николая. После заупокойной Литургии, которую служили местный епископ Шабацко-Вальевский Иоанн (Велимирович) и епископ Вршацко-Банатский Амфилохий (Радович), был пропет тропарь святителю Николаю. К этому дню сестры монастыря Челие написали его икону.

3 мая 1991 года освободившаяся от ярма безбожия Сербия вернула себе как святыню мощи святого Николая Сербского. Перенесение мощей владыки вылилось во всенародное торжество, и этот день был также внесен в церковный календарь. Мощи святителя покоятся в храме его родного села Лелич.

Решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 6 октября 2003 года имя святителя Николая было включено в месяцеслов Русской Православной Церкви с празднованием его памяти 20 апреля (3 мая по новому стилю - день перенесения мощей), как это установлено в Сербской Православной Церкви.

3 МАЯ 2020 ГОДА - ДЕНЬ ПАМЯТИ СВЯТОЙ БЛАГОВЕРНОЙ ТАМАРЫ ВЕЛИКОЙ, ЦАРИЦЫ ГРУЗИИ.

Святая Благоверная Царица Тамара Великая и её отец, царь Георгий III, предстоящие Пресвятой Богородице. Фреска пещерного монастыря Вардзиа (Вардзия), Грузия. До 1185 года.

Святая Благоверная Царица Тамара Великая и её отец, царь Георгий III, предстоящие Пресвятой Богородице. Фреска пещерного монастыря Вардзиа (Вардзия), Грузия. До 1185 года.

Святая Благоверная Царица Тамара Великая и её отец, царь Георгий III, предстоящие Пресвятой Богородице. Фреска пещерного монастыря Вардзиа (Вардзия), Грузия. До 1185 года. Фрагмент.

Святая Благоверная Царица Тамара Великая и её отец, царь Георгий III, предстоящие Пресвятой Богородице. Фреска пещерного монастыря Вардзиа (Вардзия), Грузия. До 1185 года. Фрагмент.

Святая Благоверная Царица Тамара Великая и её отец, царь Георгий III, предстоящие Пресвятой Богородице. Фреска пещерного монастыря Вардзиа (Вардзия), Грузия. До 1185 года. Фрагмент.

Святая Благоверная Царица Тамара Великая и её отец, царь Георгий III, предстоящие Пресвятой Богородице. Фреска пещерного монастыря Вардзиа (Вардзия), Грузия. До 1185 года. Фрагмент.

Святая Благоверная Царица Тамара Великая и её отец, царь Георгий III, предстоящие Пресвятой Богородице. Фреска пещерного монастыря Вардзиа (Вардзия), Грузия. До 1185 года. Фрагмент.

[Spoiler (click to open)]

В Грузии народ питает исключительную любовь к двум святым женам — равноапостольной Нине и благоверной царице Тамаре. За столетия, прошедшие с её кончины, эта любовь нисколько не ослабевает, да и не может ослабнуть, ибо святая Тамара не только возвысила Грузию во времена своего земного царствования, но и по смерти лишь умножила молитвы о страждущей родине, которая на долгие столетия оказалась ввергнутой в нестерпимый ужас исламского ига. Само правление благоверной царицы стало настоящим чудом и подарком для Грузии, так как именно в этой хрупкой, необыкновенно красивой женщине грузины обрели лучшего своего правителя, справедливого и милосердного, не по-женски мудрого, но по-ангельски рассудительного. А главное, именно в ней обрели вечного, до самого Страшного Суда неусыпного молитвенника и предстателя у Престола Божия.

До нашего времени дошло два крупных сочинения, в которых современниками святой царицы описывается её жизнь и царствование. Первое из них — «Жизнь царицы цариц Тамар» — написано, по мнению наиболее авторитетных грузинских исследователей, приближённым царицы Басили Эзосмодзгвари. В этом сочинении внимание уделено в первую очередь нравственному облику святой, что собственно и должно в наибольшей мере отвечать житийному жанру. Другое произведение — «История и восхваление венценосцев» — написано человеком более светским по духу, чем автор «Жизни царицы цариц», но также очевидцем большинства описываемых им событий. Оно изобилует подробнейшими географическими сведениями, описаниями битв и государственных советов. Вкупе оба этих произведения с достаточной подробностью воссоздают быт рассматриваемой эпохи. Все прочие сведения о жизни святой Тамары содержатся в отдельных сохранившихся указах и документах наподобие дарственных грамот. К счастью, оба сочинения были переведены на русский язык ещё в первой половине XX века, так что мы можем опираться на первоисточники, подробную информацию о которых можно прочесть в соответствующих статьях.

Жизнь святой благоверной царицы Тамары

Детство и юность

Святая царица Тамара (1166–1213) происходила из рода Багратидов, который по сложившейся грузинской традиции принято возводить к потомкам царя Давида. Автор «Истории и восхваления венценосцев» в самом начале своего повествования пишет о том, что будет «вещать “похвалу похвал” той, которая произошла от семени Соломона», ибо она «вполне соответствовала своим предкам — Давидидам, Хосровидам и Панкратидам».
Отцом святой Тамары был «царь царей» Георгий, внук знаменитого святого Давида Строителя. Он много боролся с магометанами. При нём границы Грузии были ещё больше расширены, так что «ему приносили дары и братались с ним цари греческие, алеманские в Иерусалиме, римские, индийские и китайские; султаны же хварасанскне, вавилонские, шамские, египетские и иконийские служили ему». Бурдухан, мать святой Тамары, была красива и умна. От таких родителей и произошла та, которой надлежало стать украшением Грузии, да и всего Средиземноморья.

В 1178 году Георгий, собрав представителей семи своих царств, с согласия патриархов и всех епископов, вельмож, военачальников и полководцев, объявил Тамару царицей.

Через 7 лет, на Страстной Седмице 1184 года, отец скончался, и представители высшей знати пришли к Тамаре, чтобы та, будучи «по уму сознательной, разумной и знающей» приняла царство в свои руки. Автор «Жизни...» так описывает юную царицу: «Правильно сложенное тело, темный цвет глаз и розовая окраска белых ланит; застенчивый взгляд, ... приятный язык, веселая и чуждая всякой развязности, услаждающая слух речь, чуждый всякой порочности разговор».

Два замужества и утверждение на престоле

С самого начала своего царствования Тамара проявила недюжинный ум, озаботившись прежде всего избранием наиболее достойных лиц на должности везиров и военачальников. За это время Тамара обеспечила епископов пожертвованиями, освободив церкви от оброков и податей. По сообщению летописца, «в ее царствование земледельцы сделались азнаурами, азнауры — вельможами, последние же стали властителями».

Своими приближёнными она сделала Антония Глонистависдзе из Гареджи и двух сыновей амирспасалара Мхаргрдзели: Захарию и Иванэ. Хотя по вере они были армянами, но весьма почитали православие, так что один из них — Иванэ — впоследствии «постиг кривизну веры армян, перекрестился и стал истинным христианином». В дальнейшем все эти люди проявят себя с лучших сторон.

Впрочем, не все оценили цепкий ум юной царицы. Некоторые из высших должностных лиц сговорились возвыситься ещё больше и не пропустить новых приближённых выше по карьерной лестнице. Министр финансов Кутлу-Арслан открыто предложил создать некое подобие парламента, которое занималось бы делами управления, а власть Тамары сводилась бы при этом лишь к формальному утверждению всех принятых ими законов. Царица задержала министра, за него вступились военные, но путем переговоров ситуацию удалось наладить.

В 1185 году по единогласному решению Патриарха, епископов и придворных, было принято решение найти юной Тамаре мужа. Для этого на Русь, «ввиду принадлежности русских племен к христианству и православию» послали купца Зоровавеля. Приехав на Русь и познакомившись с Георгием, сыном святого мученика Андрея Боголюбского, «юношей доблестным, совершенным по телосложению и приятным для созерцания», Занкан привез его в Грузию. Все одобрили выбор жениха, но Тамара, не по возрасту рассудительная, заявила: «Как можно сделать такой необдуманный шаг? Дайте мне переждать, пока не увидите достоинства или недостатки его». Но придворные настояли на своем, вынудили у нее согласие и устроили свадьбу.

Немного спустя опасения Тамары оправдались: наш соотечественник, увы, проявил себя пьяницей, совершавшим «много неприличных дел». Два с половиной года святая терпела пороки мужа, обращалась к нему через достойных монахов, затем сама лицом к лицу принялась обличать его. Но Георгий рассвирепел еще больше и стал совершать более губительные проступки. Тогда Тамара, «проливая слезы, отправила его в изгнание, снабдив несметным богатством и драгоценностями». В 1187 году Георгий поселился в Константинополе.

Благодаря природной красоте, уму и обаянию святая стала желанной невестой для множества царей и князей со всего света. Старший сын византийского императора Мануила чуть было не сошёл из-за неё с ума. Несколько султанов готовы были изменить исламу, только бы добиться её руки. Но Тамара оставалась непреклонной, т.к. по врождённой тяге к чистоте вообще желала оставаться безбрачной.

Однако придворные тревожились из-за отсутствия наследника, и только ради него святая согласилась выйти замуж в 1188 году за воспитанника своей тётки Русудан осетинского царевича Давида. Этот брак оказался удачным. В Давиде святая Тамара нашла прекрасного мужа и бесстрашного военачальника. Современники говорили о его способностях, что «этот Давид в течение одного года превзошел всех во всем, что исходит из рук человека». Вскоре Тамара родила наследника, которому дала имя деда Георгия, а затем и дочь, которую назвала именем тётки — Русудан.

Узнав о браке святой Тамары, русский князь задумал побороться за утерянный престол. Он отбыл из Константинополя и явился в страну Эзинкан. Там к нему присоединились многочисленные предатели. Собрав большую армию, они пошли войной на Тамару, но были разбиты в ночном сражении при реке Куре. Святая явила милосердие и никого из предателей не казнила, даже бывшего мужа отпустив на свободу.

Георгий дважды после этого пытался вернуть себе грузинский престол, но всякий раз был разбит преданными Тамаре вассалами.

Государственные свершения

Правление святой благоверной царицы Тамары стало временем процветания не только для Грузии, но и для окрестных народов. По словам летописца, «она восседала как судья меж соседствующими царями, следила, чтобы никто не начинал войны или пытался набросить ярмо насилия друг на друга». При этом сама она никогда не расслаблялась от действия времени и не выказывала неприлежания к управлению. И именно во время её царствования Грузия добилась такой славы и могущества, какими уже не обладала ни до, ни после того.
Перечисление одних только взятых ею городов может составить целую книгу. И потому мы подробно остановимся лишь на двух блестящих победах, одержанных ею над теми, кто хотел по ненависти к христианству стереть Грузию с лица земли.

Халиф Абу-Бакр, ненавидевший христианство, «открыл древние сокровищницы», чтобы собрать огромное войско из Индии, Самарканда и Дербента и двинуться на Грузию. Собранных им войск было так много, что, по слову летописца, у них «не было возможности уместиться в одной какой-нибудь стране». Узнав о готовящемся вторжении, святая Тамара повелела распространить указ, чтобы немедленно собралось войско, чтобы во всех церквях и монастырях совершались всенощные бдения и литии, а царедворцы послали бы «побольше денег и все потребное для нищих». За десять дней удалось собрать немалую армию. Святая обратилась к воинам: «Братья мои, не бойтесь оттого, что их такое множество, а вас мало, потому что с нами Бог». После чего препоручила их Богу, а сама сняла обувь и босой пришла в храм Богоматери в Метехи, где, пав перед святой иконой, не переставала молиться со слезами.

Грузины первыми напали на неприятеля. Увидев исламские силы между Гандзой и Шамхором, они сошли с коней, поклонились Богу и помолились перед святым Крестом со слезами, а затем ударили по врагам и победили. Количество пленных было так велико, что их продавали за деревянную меру муки.

«Возгордилось ли сердце Тамар?», — спрашивает её жизнеописатель и сам тут же отвечает: «Напротив, еще более скромной делалась она перед Богом».

В 1202 году против святой Тамары выступил Румский султан Рукн-ад-Дин, который притворно заключил с ней ряд мирных договоров, а сам в это время набирал войско по всей Эйкумене: по Месопотамии и Калонеро, по Галатии, Гангре, Анкирии, Исаврии, Каппадокии, Великой Армении, Вифинии и на границах Пафлагонии.

Рукн-ад-Дин, увидев собранное им войско, отправил к Тамаре посла: «Я, Рукн-ад-Дин, султан всего поднебесья, совосседающий с Богом, уведомляю тебя, царицу Грузии, Тамару. Я иду, чтобы вам никогда более не дерзнуть браться за меч. А жить дам только тому, кто исповедует веру пророка Мухаммеда, отвергнет твою веру и своей рукой станет ломать крест. Жди расправы от меня за ту беду, какую навлекла на мусульман». Тамара, возложив всё упование на Бога, призвала придворных и стала совещаться с ними «не как баба и не с пренебрежением велений разума». В немного дней удалось собрать воинов, которые сперва направились в храм Пресвятой Богородицы в Вардзии. Царица препоручила Богородице мужа и всё его войско, а султану написала письмо: «Доверившая себя Всемогущему Богу Вседержителю и вечно молящаяся Деве Марии и с верою уповающая на честный Крест, прочла я твое, Бога гневающее, послание, Нукардин. Всякий, лживо клянущийся именем Господа, Богом будет стерт с лица земли. Я посылаю христолюбивое воинство, чтобы сокрушить твою гордыню и заносчивость». Воины поклонились Животворящему Кресту и вышли в поход, а царица предалась посту и молитве.

Когда грузинские войска прибыли в Басиани, то увидели, что у султана не выставлены караульные. Они напали первыми, турки бросили свой лагерь и кинулись в укрепления. Грузины окружили их и так устрашили, что побежденные сами связывали своих соплеменников. Горожане разукрасили Тбилиси к приезду царя и царицы, и те въехали в город со знаменем Рукн-ад-Дина. Царские сокровищницы наполнились золотом и золотой утварью.

Интересно, что стараниями царицы Тамары была утверждена целая Трапезундская империя, появившаяся в 1204 году после разграбления Константинополя крестоносцами. Как известно, святая Тамара много покровительствовала монастырям и храмам. Однажды к ней прибыло множество монахов с Черной горы, Кипра и других мест. Святая выдала им большое количество золота. Когда византийский император Алексий Ангел увидел его, то отобрал его у монахов. Царица послала на имя преподобных отцов золото в ещё большем количестве. Одновременно разгневавшись на греческого царя, она отправила войско из Западной Грузии в греческие владения, так что грузины отняли у греков Лазику, Трапезунд, Лимон, Самисон, Синоп, Керасунд, Китиору, Амастриду, Араклию и все земли Пафлагонии и Понта. Над всеми этими землями она поставила своего дальнего родственника Алексия Комнина, который и стал императором Трапезундской империи.

Расцвет грузинской культуры

Сразу после своего избрания святая Тамара выразила волю, чтобы был созван церковный собор. Она призвала из Иерусалима Николая Гулаберисдзе, который, по скромности своей, в свое время бежал от сана картлийского католикоса. Когда он прибыл в Картли, она собрала всех священноучителей, монахов и пустынников своего царства и людей, знатоков закона Божьего, стремясь к тому, чтобы злые семена, проросшие в почве православия, были изничтожены в ее царстве. Собрав всех на Собор в одном помещении и усадив их на престолы, царица села поодаль и сказала: «О, святые отцы, исследуйте хорошо все и утвердите прямое и изгоните кривое. Не будьте лицеприятны в отношении князей из-за их богатства и не пренебрегайте нищими из-за скудности. Вы словом, а я делом, вы учением, а я поучением, вы наставлением, а я установлением подадим все друг другу руку помощи, чтобы сохранить Божьи законы непоруганными».

Царица сделала все для того, чтобы в ее царствование чин церковной службы выполнялся сполна, по предписанию Типикона и по Уставу палестинских монастырей.

Святая Тамара много заботилась о благоустроении Божиих храмов. В самом дворце непрерывно служились бдения и молитвословия, приносилась Бескровная Жертва. В Картли в этот период были построены церкви Икорта, Бетания, Кватахеви, в Тбилиси — Лурджи Монастери. До нас дошли лишь развалины некогда великолепного Гегутского дворца. Уникальным памятником XII века является высеченный в скале монастырский комплекс Вардзиа в Джавахети. Это город-крепость, который состоит из нескольких сот пещер. Поблизости от Вардзии расположен также высеченный в скале Ваханский монастырь. О высоком уровне инженерного искусства свидетельствуют Беслетский, Рконский мосты и мост Дандало.

Также она посылала своих доверенных по всему свету, прося их: «Объезжайте, начиная от Александрии, всю Ливию и Синайскую гору». Печалилась о нуждах церквей, монастырей и христианских народов тех стран, посылала потиры, дискосы, покровы для святынь и неисчислимое золото для монахов и нищих. То же делалось ею и в областях Эллады и Святой Горы, также в Македонии и Болгарии, в областях Фракии и в монастырях Константинополя, в Исаврии и во всех окрестностях Черной горы и Кипра.

Вообще само время царствования святой Тамары стало «Золотым веком» грузинской культуры. Даже если не упоминать мало известные русскому читателю имена Чахрухадзе и Шавтели, написавших «Тамариани» и «Абдул-Мессию», у всех на слуху самое известное грузинское поэтическое произведение «Витязь в тигровой шкуре». Интересно, что его автор, гениальный Шотэ Руставели, по одной из версий был безнадёжно влюблён в свою госпожу и вывел её светлый образ в личности одной из героинь своей великой поэмы.

Смерть и посмертное почитание

В 1206 году умер муж святой Тамары Давид Сослан, человек, «исполненный всякого добра, божеского и человеческого, прекрасный на вид, в сражениях и на войне храбрый и мужественный, щедрый, смиренный и превознесенный в добродетелях».
Святая сделала своим соправителем сына Георгия Лашу, а сама, по неизбежному закону мироздания, стала готовиться к смерти. Сначала она позаботилась о государственных делах и управилась с ними, затем управилась с делами церковными и монастырскими. Тогда-то у нее открылась неизвестная болезнь. Всё человеческое искусство оказалось тщетным. Повсюду о её здравии служились литии и беспрерывные всенощные бдения, и можно было видеть, «как одинаково лили слезы и богатые, и нищие». Люди взывали к Богу: «Только бы одна она осталась живой, а нас всех истреби!»

Мудрая Тамара созвала к себе всех именитых людей царства: «Братья мои и дети! Вот и я призываюсь Страшным Судьей. В своем сердце я хранила любовь к вам. Молю всех вас творить добрые дела и поминать меня. Оставляю вам наследниками дома моего детей моих, Георгия и Русудан, примите их взамен меня». После чего обратилась к Богу: «Христос, Боже мой Единый, Тебе препоручаю это царство, которое Тобою мне было вверено, и этот народ, искупленный Твоей честной Кровью, и этих моих детей, которых Ты мне даровал, и затем душу свою».

18 января святая покровительница грузинского народа мирно и тихо скончалась. «Погасло солнце Грузии», и веселье грузин сменилось горем, «земле, обеспложенной от соли, уподобились уста их».

Прах святой Тамары на несколько дней положили в соборе в Мцхете, а затем погребли в Гелати в родовой усыпальнице Багратионов. Однако, где на самом деле покоятся её мощи, никому неизвестно. Зная о том, что враги Христа захотят отомстить ей после смерти, она завещала похоронить себя тайно, чтобы могила осталась сокрытой от мира. Ночью из ворот замка, где умерла царица Тамара, выехало десять отрядов. Каждый вез гроб, десять гробов тайно похоронили в разных местах. Никто не знал, в каком из них находится тело царицы. Согласно одному преданию, она похоронена в Гелатском монастыре. Другое утверждает, что она погребена в Крестовом монастыре Иерусалима, так как дала обещание совершить паломничество в Иерусалим, но при жизни не смогла сделать этого, и новый царь Лаша исполнил заветное желание своей матери.

Нравственные качества святой царицы

Имя святой Тамары разнеслось повсюду, как «имя ангела четырех стран света, с востока на запад, с севера на юг».

Люди любили её без оглядки и сами звери повиновались ей. Некогда султан прислал ей в подарок львенка; он вырос во дворце и так привязался ко святой, что когда его — уже огромного, свирепого видом льва, — выводили на прогулку, он клал морду ей на колени и ластился, словно лев преподобного Герасима. Когда же его уводили, обильно плакал, заливая землю слезами.

Святая Тамара приложила все старания, чтобы «ее человеческая природа осталась простой, по роду ее внутреннего склада, без соединения со страстями». Она оказалась мудрее Соломона, ибо возлюбила Бога и стала чуждаться всех соблазнов мира. На удивление всех, она «проводила всю ночь в стоянии на ногах, бодрствовании, молитве, поклонах и слезных мольбах ко Господу, равно как в рукоделии, чтобы помогать нищим». Обладала началом всех благ — была проникнута страхом пред Всевышним и служила Богу верно. Исполняемые в ее дворце молебны и бдения, по слову летописца, «превзошли молитвы Феодосия Великого и даже пустынников».

Святая провела дни своей жизни в радости за то, что сама каждый день радовала всех нищих и немощных. Над неимущими она поставила верных смотрителей. Десятую часть всего государственного дохода — внешнего и внутреннего — она отдавала нищим и следила, чтобы не пропало даже одного зернышка ячменя.

Во всей Грузии нельзя было встретить ни одного человека, с ее ведома подвергшегося насилию. За 31 год своего правления по ее распоряжению никто не был наказан даже плетью.

Невозможно описать ее любовь к священникам и монахам. Перед нею постоянно находились люди, следовавшие правилам праведной жизни.

***

Святая Тамара стала одной из самых близких всему православному миру святых. Недаром так много женщин не только в Грузии, но и России носят ее имя. Радея о возлюбленной её сердцу Грузии, и при жизни она не забывала о Византии и православных славянских странах, посылая помощь томящимся в заточении христианам, устраивая великолепные монастыри и храмы. Тем более теперь, по смерти, она стала предстательницей о всех нас. Её мудрость в управлении страной имела поистине Божественное основание и потому весьма полезна к изучению всеми нами.

Наконец, явленная в её жизни любовь к Богу, упование на Его святую волю и Промысл — пример всем нам, чающим жизни будущего века, чего молитвами святой благоверной царицы Тамары да удостоит нас Всемилостивый Господь, так щедро наградивший Свою рабу!

Антон Поспелов

3 МАЯ 2020 ГОДА - НЕДЕЛЯ СВЯТЫХ ЖЕН-МИРОНОСИЦ.

Жены-Мироносицы у Гроба Господня. Фрагмент иконы критской школы.

Жены-Мироносицы у Гроба Господня. Фрагмент иконы критской школы.



Жены-Мироносицы у Гроба Господня. Греческая фреска.

Жены-Мироносицы у Гроба Господня. Греческая фреска.



Жены-Мироносицы у Гроба Господня. Фреска церкви Святого Димитрия в Марковом монастыре близ Скопье, Македония. Около 1376 года.

Жены-Мироносицы у Гроба Господня. Фреска церкви Святого Димитрия в Марковом монастыре близ Скопье, Македония. Около 1376 года. Фрагмент.

Жены-Мироносицы у Гроба Господня. Фреска церкви Святого Димитрия в Марковом монастыре близ Скопье, Македония. Около 1376 года.



Жены-Мироносицы у Гроба Господня. Явление Воскресшего Христа Женам-Мироносицам. Фреска церкви Богородицы Перивлепты в Охриде, Македония. 1295 год. Иконописцы Михаил Астрапа и Евтихий.

Жены-Мироносицы у Гроба Господня. Явление Воскресшего Христа Женам-Мироносицам. Фреска церкви Богородицы Перивлепты в Охриде, Македония. 1295 год. Иконописцы Михаил Астрапа и Евтихий.

[Spoiler (click to open)]

Жены-мироносицы – прославленные Церковью в лике святых Мария Магдалина, Мария Клеопова, Саломия, Иоанна, Марфа, Мария и иные: (Мф. 28:1); (Мк.15:40; 16:1); (Лк. 24:10); (Ин.20:1-2, 11-18).

Память празднуется в 3-е воскресенье по Пасхе. Православная Церковь отмечает этот день как праздник всех женщин-христианок.

Миpоносицы – носящие миpо. Это те женщины, котоpые в ночь Воскpесения Хpистова спешили ко гpобy Господню с миpом в pyках, чтобы по восточномy обычаю возлить благовонные аpоматы на бездыханное Тело своего Божественного Учителя.

Hо не в этy ночь Воскpесения Хpистова и не в пpедыдyщий день создалось и сплотилось это содpyжество женщин-миpоносиц. Мы знаем со стpаниц святого Евангелия, что, когда Господь Спаситель обходил со Своею пpоповедью гоpода и селения, вокpyг Hего всегда собиpалась толпа наpода. Был наpод, котоpый подходил, слyшал и pасходился. Hо сpеди этого наpода, кpоме избpанных Апостолов Хpистовых, Господа Спасителя всегда сопpовождала гpyппа женщин. Сначала их было немного, в дальнейшем число их pосло. Они сопpовождали своего Божественного Учителя не только с тем, чтобы поyчаться словами, исходящими из yст Хpистовых, но и с тем, чтобы, в силy все возpастающей любви к Hемy, слyжить Господy всем, чем они только могли. Они заботились о ночлеге Господа Иисyса Хpиста, о Его пище и питии. Они, говоpит святой Евангелист Лука, слyжили Господy "имением своим" (Лк. 8:3), своим имyществом. Для дела заботы о Спасителе они пpиносили то, что имели в своих домах.

Hе все имена этих жен-миpоносиц нам известны. Евангелисты и Священное Пpедание сохpанили нам pяд имен: Маpия Магдалина, Маpия – мать Иакова меньшего и Иосии, Саломия, Иоанна, Маpфа и Маpия – сестpы Лазаpя, Сyсанна и дpyгие. Сpеди них были женщины богатые и знатные: Иоанна была женой Хyзы, домопpавителя цаpя Иpода; пpостые и незнатные: Саломия, мать сынов Зеведеевых Иакова и Иоанна, была женой pыбака. В числе миpоносиц были женщины одинокие – девы и вдовы, были и матеpи семейств, котоpые, бyдyчи yвлечены словом пpоповеди Господа Спасителя, оставляли свои семьи, свои дома, сопyтствyя Господy вместе с дpyгими женщинами в заботах о Hем.

"И не столь yдивительно, – говоpит святитель Иоанн Златоyст, pазмышляя о подвиге жен-миpоносиц, – что они пpивязались своим сеpдцем ко Господy Спасителю в те дни, когда сквозь пеленy Его смиpения и yничижения пpостyпала Божественная слава в Его чyдесах, когда pаздавалась еще неслыханная на земле пpоповедь. Hо для нашей мысли изyмительно видеть их не поколебавшихся в своей любви ко Господy, когда Он, истеpзанный, оплеванный, был пpедан на смеpть".

Жены-миpоносицы стояли y подножия Кpеста Хpистова, пpоливая слезы состpадания и yтешая, как могли, плачyщyю Богоматеpь. И даже в последние минyты земной жизни Хpистовой, когда и Божия Матеpь и Святой Иоанн Богослов отошли от кpеста, святые женщины не отстyпили от Распятого Спасителя. Вместе с Hикодимом и Иосифом, тайными учениками Христовыми, они yчаствовали в погpебении своего yчителя. И они видели, как это погребение, совеpшавшееся поспешно ввидy пpиближения пpаздника евpейской пасхи, не было завеpшено возлиянием аpоматов на бездыханное Тело доpогого Усопшего.
Они пpоводили пpеблагословеннyю Сyбботy в тpевоге о том, yспеют ли они в сyбботy вечеpом, по окончании пpаздника, пpиобpести миpо и дpyгие аpоматы и завеpшить незаконченное: возлить аpоматы на Тело Господа Иисyса Хpиста.

Все вы знаете, мои дорогие, – и об этом вспоминаем мы в дни святой Пасхи, – что Господь Спаситель в нагpадy за этy пpеданнyю, самоотвеpженнyю любовь жен-миpоносиц пеpвым явился им по Воскpесении Своем и, явившись, сказал им: "Радyйтесь!" (Мф. 28. 9). Этими словами Он возвестил им о том, что ожидало их не только в остальные дни их земной жизни – о pадости жить со своим Господом в сеpдце, но и о той вечной pадости, какая их ждет по окончании земного пyти.

Этих жен-миpоносиц за их подвиг любви наша Церковь почитает святыми, и как святым пpиносим мы в этот день свои молитвы, пpося о том, чтобы они молитвами за нас пpед Пpестолом Божиим помогали нам, гpешным, совеpшать свой пyть к вечномy спасению и воодyшевляли нас к такомy же подвигy.

Святые жены-миpоносицы своим пpимеpом говоpят нам о том, какой должна быть любовь ко Господy. Истинная любовь – не кpатковpеменный поpыв нашего сеpдца. Она постоянна, кpепка и никогда не yмаляется. Она неизменна и в pадости, и в благополyчии, в счастье, и одинаковым огнем горит в сеpдце каждого истинного хpистианина в минyты скоpби, в дни испытаний, в годины болезней. Мы не должны быть подобными тем, о ком сказал Спаситель в Своей пpитче: "Они временем веpyют, а во время искушения отпадают" (сp.:Лк. 8:13).

Одинаково пламенеющей была любовь y пpославляемых нами жен-миpоносиц и тогда, когда Господь совеpшал чyдеса и народ славил Его как Великого Чyдотвоpца, и когда, униженный и избитый, Господь yмиpал на Кресте под злобные крики воинов и толпы, и когда бездыханное Тело лежало во гpобе.

Святые жены-миpоносицы во имя любви ко Господy пpинесли в жеpтвy все те стpахи и опасности, какие сопyтствовали им под покpовом ночи, когда они тоpопились к доpогомy гpобy yсопшего Спасителя. Любовь не бывает без жеpтв. Истинная любовь – всегда любовь жеpтвенная. Разве мы этого не видим даже в нашей обычной жизни? Мать, проводя долгие бессонные ночи y постели больного дитяти, pазве не жеpтвyет своим отдыхом и своим здоpовьем во имя любви к своемy pебенкy?